Нотариусы Москвы
Суды Москвы
Отделения ГИБДД
Отделения БТИ
Отделения ФРС
Другие организации
  Юридический инстаграм    Практикум    Жалобная книга    Словарь терминов    Статьи    Законодательство    История    Ответственность    Сайт юриста
Права и обязанности нотариусов: что входит в сферу деятельности нотариальных контор? В чем состоит ответственность нотариуса?
Права и обязанности коллекторов: как по закону регламентируется деятельность российских коллекторских агентств?
Права и обязанности судебных приставов: какими нормами следует руководствоваться? Каковы их полномочия?
Как оформлять регистрацию в Москве

Составляем претензию по качеству товара

Как оформить пособие на ребенка

Как составить договор аренды квартиры

Как получить лицензию на торговлю

Порядок оформления перепланировки жилья
Как правильно самому составить исковое заявление в суд, какие при этом потребуются документы и справки.

Должен ли поручитель по договору кредита нести ответственность перед банком в случае смерти должника?

Что лучше предпринять автолюбителю при мелких повреждениях автомобиля во дворе? Рассмотрим варианты.

Есть ли преимущества от страхования гражданской ответственности владельца квартиры? Или это только лишняя трата денег?



Юридическая консультация >> Библиотека юридической литературы >>

Кассационное производство как стадия советского уголовного процесса


Перлов И. Д. "Кассационное производство в советском уголовном процессе"
Изд-во «Юридическая литература», М., 1968 г.
OCR Yurkonsultacia.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

С точки зрения возможности поступления дела в тy или иную стадию процесса можно было бы разделить все стадии на две группы: 1) обязательные и 2) факультативные. К обязательным стадиям процесса, в которые поступают все уголовные дела (если они не прекращены в предшествующей стадии процесса или не отказано в возбуждений уголовного дела), относятся стадии возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, предания суду и судебного разбирательства. К факультативным стадиям относятся стадии кассационного и надзорногю производства, исполнения приговора (кроме обращения приговора к исполнению) и возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам.
Стадия кассационного производства не может считаться обязательной стадией процесса, так как от воли участников процесса зависит, станет ли дело предметом кассационного рассмотрения или нет; суд второй инстанции по собственной инициативе не вправе истребовать дело из суда первой инстанции и проверить законность и обоснованность вынесенного приговора. Инициатива участников процесса, наделенных правом кассационного обжалования и опротестования приговоров и определений — движущее начало кассационного производства.
Было бы ошибкой считать, что кассационной проверке подвергаются лишь незаконные и необоснованные приговоры и, наоборот, что все необжалованные и неопротестованные приговоры и определения законны и обоснованны. Так как приговоры и определения оцениваются каждым из участников процесса, исходя из его процессуальных интересов, эта оценка нередко отмечена печатью субъективизма и поэтому расходится с оценкой кассационного суда.
Э. Ф. Куцова, отмечая инициативу участников процесса в обжаловании приговора, тем не менее утверждает, что «вмешательство суда второй инстанции необходимо, если есть основания сомневаться в правосудности постановленного приговора. Но если такие основания есть, стороны, как правило, приносят кассационный протест или кассационную жалобу, и суд второй инстанции приобретает право проверить постановленный приговор и принять необходимые меры, обеспечивающие соблюдение законности при расследовании и разрешении данного дела».
С этим утверждением нельзя согласиться. Поступление жалобы или протеста автоматически вызывает к жизни кассационное производство, т. е. вмешательство суда второй инстанции, даже в тех случаях, когда жалоба или протест неправильны и не влекут отмены или изменения приговора. Этим кассационное производство отличается от надзорного. Неверно также утверждение, что именно при наличии сомнений в правосудности приговора участники процесса, как правило, приносят кассационные жалобы. Во многих случаях жалобы приносятся, когда нет оснований сомневаться в правосудности приговора, и они отклоняются судом второй инстанции. В ряде случаев жалобы не приносятся, хотя объективно существуют основания для таких сомнений. Данные судебной статистики подтверждают этот вывод.
Подавляющее большинство приговоров и определений (о прекращении дел), обжалованных и опротестованных в кассационном порядке, признаны кассационными инстанциями законными и обоснованными, холя участники процесса считали их незаконными и необоснованными. Оставлены без изменения Верховными судами союзных республик, а также областными и равными им судами соответственно: в 1960 году — 76,1% и 73,3% обжалованных и опротестованных приговоров и определений; в 1961—82,4% и 83,2%; в 1962 — 80,6% и 81,6%; в 1963 — 71,1% и 80,4%; в 1964 — 74,1% и 81,6% и в первом полугодии 1965 года — 74,5% и 83,5%.
Таким образом, около четырех пятых обжалованных и опротестованных приговоров и определений признаются правильными кассационными судами.
Стадию кассационного производства обычно относят к проверочным стадиям процесса. В принципе такой подход к определению характера стадии кассационного производства представляется правильным. Проверка лежит в основе деятельности кассационного суда, составляет основное содержание этой деятельности, определяет ее специфические особенности. Проверяя, кассационная инстанция сама исследует в определенных пределах доказательства, оценивает их, а иногда даже выявляет и собирает их (дополнительные материалы). Нельзя проверять, не исследуя, не оценивая доказательств. Это — единый процесс, в котором проверка, исследование и оценка органически, тесно и неразрывно связаны, слиты и взаимообусловлены. Но исследование и оценка доказательств подчинены в стадии кассационного производства основной задаче — проверке законности и обоснованности приговора. В этом смысле и следует подчеркивать проверочный характер стадии кассационного производства.
Однако нельзя, как это делают некоторые процессуалисты, утверждать, что в стадии кассационного производства осуществляется только проверка, а исследование и оценка доказательств производятся лишь в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства.
В уголовном процессе нет стадий, вовсе лишенных проверочной деятельности, равно как и нет стадий процесса, в которых полностью отсутствуют выявление, собирание, исследование и оценка доказательств. В каждой стадии процесса имеется и то и другое. Меняется лишь их соотношение в зависимости от задач, решаемых данной стадией. В одних стадиях (например, в кассационном и надзорном производстве) на первый план выдвигается проверочная деятельность. В других стадиях, наоборот, на первый план выдвигается деятельность по выявлению, собиранию, процессуальному закреплению, сохранению, исследованию и оценке доказательств, а проверочная деятельность отходит на второй план.
Уголовный процесс, основанный на последовательной смене стадий, построен разумно и рационально, именно так, чтобы каждая последующая стадия была бы проверочной в отношении предшествовавших ей стадий процесса.
Стадия предварительного расследования является проверочной в отношении стадии возбуждения уголовного дела. В ходе расследования производится проверка законности и обоснованности возбуждения дела, правильность поводов и оснований для возбуждения дела. Стадия предания суду проверочна в отношении стадий возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Здесь проверяется достаточность собранных доказательств для того, чтобы расследованное и представленное в суд дело стало предметом судебного разбирательства, проверяется законность предварительного расследования и его качество. В стадии судебного разбирательства проверяются все предшествовавшие стадии процесса. Здесь производится генеральная проверка законности и обоснованности всей процессуальной деятельности органов предварительного следствия и дознания, прокуратуры и суда с целью решить вопрос о виновности или невиновности обвиняемого, о применении или неприменении наказания.
Задача стадии кассационного производства (равно как надзорного и возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам) — проверить законность и обоснованность приговоров, определений и постановлений, а тем самым и всей процессуальной деятельности, осуществленной по данному делу органами расследования, прокуратурой и судом.
Даже стадии исполнения приговора присущи в значительной мере элементы проверки, так как в ней выявляются дефекты, пробелы и недостатки приговора, принимаются меры к их устранению, разъясняются сомнения и неясности приговора.
Таким образом, каждая последующая стадия процесса является в той или иной мере проверочной, контрольной в отношении предшествовавших ей стадий процесса. В поступательном движении уголовного дела из одной стадии в другую, в смене стадий заложены необходимые гарантии законности и обоснованности всего производства по делу. Вместе с тем ошибочно было бы сводить задачи каждой последующей стадии процесса лишь к проверке правильности производства по делу в предшествующих стадиях процесса. В каждой стадии, в пределах, обусловленных ее задачами, дело расследуется или рассматривается по существу. Это имеет место и в кассационном производстве.
Между тем в уголовно-процессуальной литературе имеет широкое распространение точка зрения, что кассационная инстанция вообще не рассматривает дело по существу, что рассмотрение дела по существу входит лишь в компетенцию суда первой инстанции.
«Поскольку в заседании суда второй инстанции,— пишет С. Е. Соловьев,— дело по существу не рассматривается, а проверяется законность и обоснованность судебного приговора, это заседание не знает судебного следствия».
«Ни кассационная, ни надзорная инстанция,— пишет М. А. Чельцов,— не разрешают дело по существу. Такое рассмотрение происходит только в суде первой инстанции».
М. А. Чельцов полагает, что «нарушения уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона могут быть установлены судом второй инстанции без рассмотрения существа дела, по формальным моментам, из протоколов, в которых закрепляются определенные процессуальные действия, и из сопоставления описательной части приговора с резолютивной».
«По общему правилу,— писал М. М. Гродзинский,— дело рассматривается в советском уголовном процессе только в двух инстанциях: в первой — по существу и во второй — в кассационном порядке».
«Суд второй инстанции,— пишет Э. Ф. Куцова,— дела по существу не решает»; в другом месте той же работы автор пишет: «Задача суда второй инстанции — не решить дело по существу, а проверить правосудность обжалованного приговора».
«С первого момента организации советской судебной (системы,— пишет А. Л. Ривлин,— в основу ее был положен принцип, согласно которому уголовное дело должно рассматриваться по существу только в одной инстанции».
«В советском уголовном процессе, — пишет Р. Д. Рахунов,— дело рассматривается и разрешается по существу судом первой инстанции».
Такое широкое распространение в литературе неправильного взгляда на суд кассационной инстанции как на суд, не рассматривающий дело по существу, следует, видимо, в какой-то мере объяснить неправильным решением этого вопроса в ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве.
Статья 349 УПК РСФСР 1923 года устанавливала, что кассационные жалобы «не могут касаться существа приговора» и приносятся «исключительно лишь по поводу формального нарушения прав и интересов данной стороны при производстве по делу или рассмотрении дела на суде».
Правда, в ст. 350 УПК говорилось о возможности обжалования «существа приговора сверх указаний на имевшее место на суде при рассмотрении дела нарушение законов или даже обжалование существа без указания на формальные нарушения», но это не колебало положения ст. 349 УПК о недопустимости касаться существа приговора в кассационной жалобе.
Положение ст. 349 УПК РСФСР утратило свою силу уже после принятия Закона о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик 16 августа 1938 г., ст. 15 которого сформулировала важное для кассационной деятельности судов положение: при рассмотрении жалоб и протестов вышестоящий суд по имеющимся в деле и представленным сторонами материалам проверяет законность и обоснованность вынесенного нижестоящим судом приговора. Очевидно, что проверить обоснованность приговора без проникновения в существо дела невозможно.
При этом следует заметить, что ст. 349 УПК РСФСР противоречила принципиальным положениям, сформулированным еще в первых декретах о суде и по-новому характеризовавшим советскую кассацию. Уже в декрете № 2 о суде было сформулировано положение, которое сразу подчеркнуло новое содержание советской кассации, принципиально отличное от существа буржуазной кассации. «При обжаловании в кассационном порядке суд имеет право отменить решение не только по формальным нарушениям, признанным им существенными, но и в том случае, если признает что обжалованное решение явно не справедливо» (ст. 5).
Это правило было впоследствии воспроизведено в Положениях о народном суде РСФСР 1918 г. и 1920 г.
Если при этом учесть, что несправедливость приговора понималась тогда очень широко — не только несправедливость назначенного наказания, но и несоответствие приговора фактическим обстоятельствам дела, то станет ясно, что с самого начала законодатель отказался от «чистой» кассации буржуазного процесса и пошел по пути создания новой, советской кассации, которой чужд формализм и свойственно глубокое проникновение в существо дела, в существо приговора.
Линия на проникновение кассационной инстанции в существо дела была отчетливо выражена и в «Наказе Пленума Верховного Суда РСФСР Уголовно-кассационной коллегии» от 21 июля 1924 г. В наказе говорилось: «УКК, будучи инстанцией кассационного в том смысле, что она принципиально не разбирает дела по существу, одновременно избегает чисто формально-бюрократического подхода к делу, таким образом, никогда не превращается в суд апелляционный, но и не закрывает лицемерно глаз на существо: явную невыясненность обстоятельств, выяснение коих необходимо должно было повлиять на приговор, на явное несоответствие назначенного наказания с деянием осужденного, на явные ошибки, противоречия между приговором и имеющимися в деле бесспорными фактами».
Новое уголовно-процессуальное законодательство, закрепило это положение. Статья 329 УПК РСФСР прямо указывает на то, что кассационная инстанция рассматривает «дело по жалобе или протесту по существу».
Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 1 декабря 1950 г. «Об устранении недостатков в работе судов по рассмотрению уголовных дел в кассационном порядке» отметил: «Нередко суды при кассационном рассмотрении дела не входят в оценку доказательств по делу и таким образом не могут прийти к правильному выводу об обоснованности приговора, т. е. разрешить вопрос, соответствует ли приговор доказательствам, собранным по делу, и правильно ли эти доказательства, оценены судом первой инстанции».
Пленум обратил внимание судов на то, что «при кассационном рассмотрении дела они обязаны исследовать, сопоставить и оценить все доказательства по делу с тем, чтобы решить вопрос, насколько вывод суда обоснован материалами дела».
Несмотря на четкие и ясные указания закона и принципиальные положения, выработанные судебной практикой, многие авторы продолжают утверждать, что суды кассационной инстанции не рассматривают и не решают дела по существу. Это неправильно характеризует стадию кассационного производства, ее роль и назначение.
Как можно утверждать, что кассационная инстанция не рассматривает и не решает дела по существу, если она призвана разобраться в доказанности или недоказанности обвинения, в правильности применения уголовного закона, в справедливости назначенного наказания и так далее и принять по всем этим вопросам необходимые решения, если кассационный суд вправе отменить приговор и прекратить дело производством, изменить приговор, смягчить наказание, применить уголовный закон о менее тяжком преступлении. Разве это не существо дела? Утверждать, что кассационный суд не рассматривает и не решает существа дела, значит придерживаться давно уже утративших силу положений ст. 349 УПК РСФСР 1923 года, неправильно изображать суть советского кассационного производства.
Стадия кассационного производства в отличие от стадий надзорного производства и возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам представляет обычную стадию процесса, ибо в ней проверка законности и обоснованности приговоров и определений осуществляется не в зависимости от усмотрения должностных лиц суда и прокуратуры, наделенных правом приносить протест в порядке надзора, а по кассационным жалобам и лротестам; не в специально образованных судебных инстанциях, а в судебных коллегиях, действующих также в качестве судов первой инстанции.
В СССР создана единая система судов второй инстанции: кассационной инстанцией служит каждый вышестоящий суд в отношении нижестоящего суда. Это обеспечивает доступность кассационного обжалования и опротестования, быстроту рассмотрения жалоб и протестов, а также объективность в проверке законности и обоснованности приговоров.
В литературе нет единства в отношении наименования стадии кассационного производства. Ряд авторов применяют термин «пересмотр приговоров в кассационном порядке». «Порядок обжалования и пересмотра с целью проверки законности и обоснованности приговоров, определений суда и постановлений судьи, не вступивших в законную силу, называется кассационным производством». Этот термин представляется неудачным. Никакого пересмотра приговоров в подавляющем большинстве случаев кассационная инстанция не производит. Известно, что около четырех пятых обжалованных и опротестованных в кассационном порядке приговоров остается без всяких изменений. Эти приговоры проверяются, но не пересматриваются.
Ряд авторов пользуются термином «пересмотр дел», что вообще недопустимо, так как пересмотр дел не производится в кассационном суде.
М. А. Чельцов неоднократно и настойчиво предлагал вообще отказаться от термина «кассация» на том основании, что он воспринят из буржуазного уголовного процесса, где кассация отличается формализмом и сводится лишь к проверке правильности соблюдения закона.
Конечно, содержание советской кассации коренньш образом, принципиально юдущчается от буржуазной кассации, но это не дает никаких оснований для отказа от самого термина «кассация». Если стать на этот путь, то надо будет отказаться от многих терминов, воспринятых из буржуазного уголовного процесса советским законодательством, таких, например, как «преступление», «наказание», «суд», «прокурор», «следователь», «лицо, производящее дознание», «задержание», «арест», «мера пресечения», «предварительное следствие», «дознание», «предание суду», «судебное разбирательство», «судебное следствие», и от многих, многих других терминов и понятий. Не мы изобрели все эти слова. Многие из них были изобретены еще задолго до появления буржуазного уголовного процесса. Заимствование терминов не есть заимствование идей.
Задача, видимо, состоит не в отказе от терминов, а в раскрытии принципиально нового содержания, которое вложено в них в советском уголовном процессе.

Продолжение ...



Можно ли обжаловать решение суда о лишении водительских прав?

Что такое «обязательная доля» при наследовании имущества по закону?

В каких случаях можно потребовать компенсацию морального вреда?
Залог

Истец

Задаток

Оферта

Рента

Завещание

Ответчик

Апелляция

Налоги

Алименты

Все термины >>
В каком порядке происходит обжалование решения мирового судьи?

Как правильно следует подавать исковое заявление ответчику в лице организации?

Каким образом решается в суде вопрос о том, с кем останется ребёнок после развода?

Что делать, если после ДТП страховая компания насчитала меньшую сумму денег, чем требуется на ремонт?

Как можно обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции?

Имеет ли право уволенный работник обжаловать приказ об увольнении?
Получение отсрочки от службы в армии

Для чего супругам нужен брачный договор

Вина и ответственность водителя в ДТП

Доверенность на распоряжение вкладом

Порядок оформления земельного участка

Оскорбления в суде: механизм защиты