Нотариусы Москвы
Суды Москвы
Отделения ГИБДД
Отделения БТИ
Отделения ФРС
Другие организации
  Юридический инстаграм    Практикум    Жалобная книга    Словарь терминов    Статьи    Законодательство    История    Ответственность    Сайт юриста
Права и обязанности нотариусов: что входит в сферу деятельности нотариальных контор? В чем состоит ответственность нотариуса?
Права и обязанности коллекторов: как по закону регламентируется деятельность российских коллекторских агентств?
Права и обязанности судебных приставов: какими нормами следует руководствоваться? Каковы их полномочия?
Как оформлять регистрацию в Москве

Составляем претензию по качеству товара

Как оформить пособие на ребенка

Как составить договор аренды квартиры

Как получить лицензию на торговлю

Порядок оформления перепланировки жилья
Как правильно самому составить исковое заявление в суд, какие при этом потребуются документы и справки.

Должен ли поручитель по договору кредита нести ответственность перед банком в случае смерти должника?

Что лучше предпринять автолюбителю при мелких повреждениях автомобиля во дворе? Рассмотрим варианты.

Есть ли преимущества от страхования гражданской ответственности владельца квартиры? Или это только лишняя трата денег?



Юридическая консультация >> Библиотека юридической литературы >>

Процессуальное положений потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей


Перлов И. Д. "Кассационное производство в советском уголовном процессе"
Изд-во «Юридическая литература», М., 1968 г.
OCR Yurkonsultacia.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

Статья 44 Основ уголовного судопроизводства в числе субъектов кассационного обжалования приговоров указывает потерпевшего, а также гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Статья 24 Основ, ст. 325 УПК РСФСР указывают дополнительно представителя потерпевшего как субъекта кассационного обжалования.
Статья 335 УПК РСФСР устанавливает, что при рассмотрении дела в кассационном порядке могут участвовать потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители. Эти участники процесса наделены широкими правами. Они вправе знакомиться с материалами дела, жалобами других участников процесса и протестом прокурора, представлять в суд кассационной инстанции дополнительные жалобы и дополнительные материалы, возражения на жалобы других участников процесса, отзывать свои жалобы, давать объяснения суду.
Хотя закон определяет процессуальное положение данной группы участников процесса в стадии кассационного производства, однако в судебной практике возникли некоторые вопросы, которые нуждаются в разрешении.
В соответствии со ст. 24 Основ представитель потерпевшего наделен теми же правами, что и сам потерпевший. Однако это принципиальное положение не получило последовательного развития в других статьях Основ и уголовно-процессуальных кодексах союзных республик. Так, ст. 44 Основ, перечисляющая субъектов обжалования, указывает лишь на право самого потерпевшего подать кассационную жалобу на приговор, не упоминая при этом его представителя. Нет также указания на право представителя потерпевшего приносить жалобу на оправдательный приговор, а также в связи с мягкостью назначенного наказания или в связи с необходимостью применить закон о более тяжком преступлении. В ст. ст. 46, 47, 52 Основ указывается только на право самого потерпевшего обжаловать приговор в кассационном порядке.
В УПК союзных республик этот вопрос решен по-разному. Статьи 347 УПК УССР, 302 УПК Узбекской ССР и 290 УПК Эстонской ССР в полном соответствии со ст. 44 Основ не предоставляют право представителю потерпевшего обжаловать приговор в кассационном порядке. Статьи 344 УПК Азербайджанской ССР и 306 УПК Молдавской ССР предоставляют такое право лишь законному представителю потерпевшего. Статья 325 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК остальных девяти союзных республик наделяют представителя потерпевшего правом кассационного обжалования наряду и наравне с потерпевшим. Вместе с тем уголовно-процессуальные кодексы этих союзных республик непоследовательно решают указанный вопрос. В ст. ст. 340, 341 и 353 УПК РСФСР говорится лишь о праве потерпевшего обжаловать в кассационном порядке оправдательный приговор, а также обвинительный приговор за мягкостью наказания или в связи с необходимостью применить закон о более тяжком преступлении.
Вполне естественно, что разнобой в решении данного вопроса в законодательстве породил известные трудности на практике. Как же следует решить этот вопрос по существу?
Думается, что представители потерпевшего должны быть наделены правом кассационного обжалования, так как представитель потерпевшего должен обладать всеми правами, которыми наделен сам потерпевший, интересы которого он представляет. В этом заключается суть представительства. Не может быть никаких исключений из этого общего правила.
Такое решение основано на ст. 38 Основ, в которой представителю потерпевшего предоставлены одинаковые права с потерпевшим и другими участниками судебного разбирательства по представлению доказательств, участию в их исследовании и заявлению ходатайств. Никаких оснований решать этот вопрос иначе в стадии кассационного производства нет. Интересно отметить, что ст. 44 Основ, не упоминающая представителя потерпевшего в качестве субъекта обжалования, вместе с тем наделяет представителя гражданского истца правом кассационного обжалования. Но если представитель потерпевшего вправе обжаловать приговор, кoгда потерпевшему причинен преступлением материальный ущерб, почему он должен быть лишен этого права в случаях, когда потерпевшему причинен преступлением моральный или физический вред? Неужели имущественные интересы потерпевшего должны ограждаться в большей мере, чем жизнь, здоровье и достоинство гражданина, пострадавшего от преступления? Стоит только так поставить вопрос, чтобы прийти к выводу, что в ст. ст. 44, 46, 47 и 52 Основ уголовного судопроизводства имеется пробел, который должен быть восполнен.
Этот пробел следует восполнить, указав в ст. 44 Основ на наличие права кассационного обжалования у представителя потерпевшего. Тем самым будет устранено противоречие, имеющееся между ст. 24 и ст. 44 Основ. Кроме того, будет устранено и внутреннее противоречие, имеющееся в ст. 44, которая разрешает представителю гражданского истца обжаловать приговор и не разрешает это представителю потерпевшего.
Необходимо также дополнить ст. ст. 46, 47 и 52 Основ. Статью 46 следует дополнить указанием на то, что приговор может быть отменен в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания не только по жалобе потерпевшего, но и по жалобе представителя потерпевшего. Также должен быть решен вопрос и с отменой оправдательного приговора (ст. 47). Указанием на жалобу представителя потерпевшего должна быть дополнена также ст. 52 Основ, регулирующая вопрос о рассмотрении дела судом первой инстанции после отмены первоначального приговора.
В таких же дополнениях нуждаются уголовно-процессуальные кодексы РСФСР (ст. ст. 340, 341 и 353), УССР (ст. 347), Казахской ССР (ст. ст. 336, 337 и 341), Узбекской ССР (ст. ст. 302, 316, 317 и 329), Азербайджанской ССР (ст. 344), Молдавской ССР (ст. 306) и Эстонской ССР (ст. 290).
Следует также решить, вправе ли представитель потерпевшего обжаловать приговор наряду с потерпевшим или вместо него. Из редакции ст. 325 УПК РСФСР: «потерпевший и его представитель вправе обжаловать приговор в кассационном порядке» (а не «потерпевший или его представитель...») следует вывод, что одновременно могут подать кассационные жалобы как потерпевший, так и его представитель и кассационный суд обязан принять и рассмотреть обе жалобы. Но при этом следует иметь в виду, что представитель потерпевшего не вправе: а) обжаловать приговор без прямого поручения потерпевшего и б) разойтись в жалобе с позицией, которую занимает потерпевший в своей жалобе. Эти обстоятельства показывают, что одновременная подача кассационных жалоб потерпевшим и его представителем (исключая законного представителя) практически нецелесообразна, так как это были бы две полностью совпадающие жалобы. Поэтому в практике такие случаи встречаются крайне редко. Если представителем потерпевшего выступает адвокат, то он либо составляет жалобу от имени потерпевшего, либо подает ее по поручению потерпевшего, от своего имени.
Но суть не только в этом. Имеется противоречие в решении этого вопроса между общесоюзным и республиканским законодательством. Статья 24 Основ уголовного судопроизводства, посвященная потерпевшему, содержит указание на то, что «гражданин, признанный потерпевшим от преступления, или его представитель имеет право... приносить жалобы на приговор или определения суда и постановления, народного судьи». Из этой статьи следует, что право кассационного обжалования принадлежит либо потерпевшему, либо его представителю, а не тому и другому одновременно. Статья 325 УПК РСФСР в отличие от ст. 24 Основ указывает, что потерпевший и его представитель вправе в кассационном порядке обжаловать приговор суда. Значит, Право обжалования принадлежит самостоятельно как потерпевшему, так и его представителю. Как видим, вопрос решается по-разному. Как же следует решить вопрос, чтобы устранить противоречие между ст. 24 Основ и ст. 325 УПК РСФСР? В силу ст. 20 Конституции СССР вопрос решается просто: не действует республиканский закон, применяется общесоюзный закон. Такое решение вопроса правильно и пю существу. Позиция у потерпевшего и его представителя должна быть единой. Известно, что процессуальное положение адвоката — защитника обвиняемого - и адвоката — представителя потерпевшего — различно. Первый вправе самостоятельно обжаловать приговор, второй — нет. Поэтому беспредметно отстаивать необходимость одновременного обжалования приговора потер певшим и его представителем. Это были бы две одинаковые жалобы. Вот почему решение, данное в ст. 24 Основ, о том, что обжалует приговор либо потерпевший, либо его представитель, правильно. Статья 325 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик следует привести в соответствие со ст. 24 Основ.
Нельзя поэтому согласиться с В. 3. Лукашевичем, полагающим, что «представитель потерпевшего имеет право кассационного обжалования приговора наряду с самим потерпевшим». Интересно, что вслед за этим автор правильно указывает, что для адвоката, являющегося представителем потерпевшего, необходимо согласие потерпевшего на обжалование приговора по любым основаниям».
Статья 44 Основ не указывает также в качестве субъекта кассационного обжалования приговора на законного представителя потерпевшего, хотя законный представитель подсудимого упоминается в этой статье как лицо, имеющее право обжаловать приговор. Нет указаний на законного представителя потерпевшего также в ст. ст. 24, 46, 47 и 52 Основ. Это — пробел закона. Статья 24 Основ говорит лишь о представителе потерпевшего, но не о законном представителе.
Указанный пробел присущ также уголовно-процессуальным кодексам союзных республик (ст. 325 УПК РСФСР).
Между тем было бы неправильно отказывать законным представителям (родителям, усыновителям, опекунам, попечителям и др.) несовершеннолетних (а иногда и малолетних) потерпевших, а также потерпевших, страдающих физическими или психическими недостатками, в праве приносить кассационную жалобу на приговор суда, ибо эти лица сами не в состоянии защищать свои права и законные интересы.
При этом следует отметить, что если представитель потерпевшего может участвовать в процессе вместо потерпевшего, заменяя его, то законный представитель действует рядом с потерпевшим, дополняя его. Из этого следует, что законный представитель потерпевшего, в отличие от представителя потерпевшего вправе самостоятельно обжаловать приговор независимо от воли потерпевшего и даже вопреки ей. В этом случае возможна подача кассационной жалобы как потерпевшим, так и его законным представителем одновременно.
Все это следовало бы отразить в законодательстве, дополнив ст. ст. 24, 46, 47 и 52 Основ (ст. 325 УПК РСФСР). Статья 53 УПК РСФСР устанавливает, что по делу о преступлении, последствием которого явилась смерть потерпевшего, права последнего имеют его близкие родственники. Так как потерпевшему принадлежит также право приносить жалобу на приговор или определение суда и постановление судьи, то следует сделать вывод, что в случае смерти это право переходит к близким родственникам (родителям, детям, усыновителям, усыновленным, родным братьям и сестрам, деду, бабке, внукам), а также супругу умершего потерпевшего (п. 8 ст. 34 УПК РСФСР). Разумеется, не все они одновременно могут подать кассационные жалобы, а по согласованию между собой кто-либо из них. Они же вправе участвовать и в заседании кассационной инстанции.
Как быть в тех случаях, когда в результате преступления потерпевший не умер, а получил тяжкое увечье или заболел тяжким психическим расстройством, исключающим возможность кассационного обжалования им приговора? На этот вопрос нет прямого ответа в законе. Представляется, что и в этих случаях близкие родственники потерпевшего должны быть наделены правами, которые они имеют в случае смерти потерпевшего, в том числе и правом кассационного обжалования.
Было бы желательно следующим образом изменить редакцию последнего абзаца ст. 53 УПК РСФСР: «По делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего либо тяжкое физическое увечье или тяжкое психическое расстройство, исключающее возможность осуществления им права на защиту, а также в случаях, когда потерпевший умер после вынесения приговора по иным причинам, права, предусмотренные настоящей статьей, имеют его близкие родственники».
В судебной практике возник вопрос, вправе ли лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, но которое не было признано потерпевшим при предварительном расследовании или судебном разбирательстве дела, обжаловать приговор.
Статья 24 Основ наделяет правом обжалования лишь гражданина, признанного потерпевшим, а в ст. 325 УПК РСФСР говорится о потерпевшем от преступления. Таким образам, право обжалования приговора Основы связывают с фактом признания потерпевшим, а в УПК РСФСР отсутствует такая связь. Поэтому в соответствии со ст. 24 Основ, не будучи признано следователем или судом первой инстанции потерпевшим, лицо не вправе воспользоваться правом кассационного обжалования приговора.
Вправе ли кассационная инстанция признать лицо потерпевшим? Прямого ответа на этот вопрос действующий закон не дает. Если такое лицо принесло кассационную жалобу на приговор, суд первой инстанции, вынесший приговор, обязан, по нашему мнению, рассмотреть в распорядительном заседании с участием лица, подавшего жалобу, и о том, является ли это лицо действительно потерпевшим от преступления (ст. 53 УПК РСФСР), и в случае положительного ответа на этот вопрос вынести определение о признании его потерпевшим. С этого момента лицо приобретает все права потерпевшего. Было бы желательно дополнить таким указанием ст. 325 УПК РСФСР.
Б деятельности кассационных инстанций встречаются, однако, случаи, когда непризнание лица потерпевшим в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства привело к таким существенным нарушениям требований закона, которые не могут быть устранены в кассационной инстанции.
В этих случаях кассационная инстанция должна отменить приговор и вернуть дело для производства дополнительного расследования.
При отсутствии указанных условий кассационная инстанция, оставляя приговор без изменений, указывает органам расследования, прокурору или суду первой инстанции на допущенное нарушение закона и ограничение прав потерпевшего.
Закон лищь в самой общей форме говорит об обжаловании приговора потерпевшим. Так как никаких указаний, каковы эти права, закон не содержит, пределы его прав в теории советского уголовного процесса определяются по-разному.
М. А. Чельцов полагает, что «потерпевший имеет право обжаловать оправдательный приговор и обвинительный приговор по мотивам мягкости наказания». Вслед за М. А. Чельцовым Я. О. Мотовиловкер утверждает, что «прокурор, как орган надзора за законностью, может опротестовать приговор и в интересах осужденного, например ввиду чрезмерной суровости наказания. Остальные же участники процесса, в том числе и потерпевший, вправе принести жалобу на приговор, нарушающий их процессуальный интерес, а не интересы другого участника процесса.., если потерпевший обращается с жалобой на то, что избранная судом мера наказания осужденному чрезмерно сурова, то такое обращение при отсутствии жалобы подсудимого или протеста прокурора само по себе не обусловливает пересмотра дела кассационной инстанцией. Ибо в указанном случае потерпевший исходит не из своего, а из процессуального интереса другого участника в процессе».
Р. Д. Рахунов считает, что потерпевший вправе принести жалобу «на обвинительный приговор («а мягкость его)».
Касаясь права потерпевшего на обжалование приговора, И. Г. Сапожников односторонне характеризует это право. Oн указывает, что потерпевший «вправе подать жалобу как на обвинительный, так и на оправдательный приговор, а также на мягкость примененной судом меры наказания, неправильную квалификацию судом преступления, неправильное разрешение судом гражданского иска и т. п.».
В отличие от указанных авторов Г. З. Анашкин правильно подчеркивает, что потерпевший наряду с осужденным, его защитником и законным представителем имеет право кассационного обжалования «без каких-либо ограничений». Однако в противоречие с этим общим правильным положением, раскрывая конкретное содержание этого права, автор тут же пишет: «Потерпевший имеет право принести кассационную жалобу на обвинительный приговор, если считает назначенное судом наказание мягким, неправильной квалификацию содеянного, если в приговоре имеются формулировки, порочащие потерпевшего, если нарушены его права гражданского истца. Потерпевший может обжаловать оправдательный приговор».
На правильной позиции стоят А. Д. Семенков, считающий, что «по новому законодательству право потерпевшего на обжалование приговора суда не ограниченно1: он может обжаловать любой приговор, по любым мотивам...», а также В. М. Савицкий и И. И. Потеружа, полагающие, что «закон не устанавливает пределы, в которых потерпевший может обжаловать приговор суда, предоставляя ему право обжаловать приговор по любому основанию».
Представляется правильной точка зрения, согласно которой пределы прав потерпевшего на кассационное обжалование приговора ничем не ограничены. Потерпевший вправе обжаловать приговор как в связи с мягкостью меры наказания, так и в связи с чрезмерной суровостью наказания, как по поводу применения судом закона о более тяжком преступлении, так и потому, что суд применил закон о менее тяжком преступлении. Он вправе принести жалобу на необоснованность и незаконность оправдания в равной мере, как и оспаривать обоснованность и законность, обвинительного приговора. Короче говоря, потерпевший вправе приносить жалобу как в интересах подсудимого, так и против его интересов. Закон (ст. 325 УПК РСФСР) ни в чем не ограничивает потерпевшего в его праве кассационного обжалования приговора. Такое решение вопроса вытекает и из разъяснения Пленума Верховного Суда СССР по вопросу об обжаловании приговора в части признания подсудимого особо опасным рецидивистом. Пленум Верховного Суда СССР постановлением от 3 июля 1963 г. указал, что потерпевший имеет право обжаловать в кассационном порядке приговор суда, «если суд при наличии достаточных к тому оснований не обсудил вопроса о признании подсудимого особо опасным рецидивистом». Хотя это указание Пленума касается одного лишь вопроса, но оно имеет принципиальное значение, так как выражает подход Верховного Суда СССР в целом к правам потерпевшего в области кассационного обжалования приговоров: потерпевший может обжаловать приговор в любой его части и по любому вопросу.
В судебной практике отмечается немало случаев, когда потерпевшие обращаются с кассационными жалобами в пользу осужденного (просьба о смягчении наказания, просьба о применении закона о менее тяжком преступлении или прекращении дела производством). По делу А. Пиржикова, осужденного 23 мая 1964 г. Небит-Дагским городским народным судом Туркменской ССР по ч. 1 ст. 124 УК Туркменской ССР (вступление в половую связь с лицом, не достигшим 16-летнего возраста) к трем годам лишения свободы, потерпевшая подала кассационную жалобу, в которой просила смягчить осужденному наказание и освободить его из-под стражи. Так как осужденный не обжаловал приговор, Судебная коллегия Верховного Суда рассмотрела 12 июля 1964 г. дело по кассационной жалобе потерпевшей.
Ашхабадский районный народный суд 26 мая 1964 г. осудил Ибрагимова к трем годам лишения свободы по ч. 1 ст. 112 УК Туркменской ССР за то, что он жестоко обращался с женой М. Джанбаровой, пытавшейся из-за этого покончить жизнь самоубийством путем самосожжения. Потерпевшая обжаловала приговор и просила отменить приговор и дело производством прекратить, указывая не невиновность мужа. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда по жалобе потерпевшей отменила приговор и дело направила на дополнительное расследование.
В литературе имели место также попытки ограничительно толковать закон и по другим вопросам, связанным с обжалованием приговора потерпевшим.
«Потерпевший или его представитель,— пишет И. И. Потеружа,— извещается о подаче жалобы осужденным и его защитником, а также о принесении протеста прокурором, если жалобы или протест касаются интересов потерпевшего».
Как видно, автор существенно ограничивает права потерпевшего и его представителя. Потерпевший и его представитель должны знать о поступлении жалоб не только со стороны осужденного и его защитника, но и о подаче жалоб другими участниками процесса (оправданным и его защитником или законным представителем, законным представителем осужденного, другими потерпевшими по делу, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями).
Это прямо вытекает из требований закона.
«В соответствии с ч. 2 ст. 53 УПК РСФСР,— пишет Я. О. Мотовиловкер,— потерпевший вправе «знакомиться с материалами дела». В ч. 2 ст. 200 речь также идет об ознакомлении потерпевшего с «материалами дела» в отличие от обвиняемого, которого следователь знакомит «со всеми материалами дела» (ст. 201 УПК РСФСР). Очевидно, закон имеет в виду ознакомление потерпевшего с теми материалами, в которых речь идет о причиненном вреде действиями обвиняемого но личности последнего. Это разграничение действует, однако, лишь до окончания предварительного следствия. После же предания обвиняемого суду потерпевшему обеспечивается возможность ознакомиться «со всеми материалами дела» (ст. 236 УПК РСФСР)».
Представляется, что автор делает неправильный вывод, опирающийся на неточность редакции закона, вместо того, чтобы, указав на эту неточность, внести предложение об улучшении редакции закона. В самом деле, как можно по большинству уголовных дел отделить материалы, относящиеся непосредственно к интересам потерпевшего, от материалов, не имеющих к ним отношения? Это сделать весьма трудно, а во многих случаях и невозможно. Потерпевший вправе знакомиться со всеми материалами дела, он сам должен определить, что ему читать и что не читать.
В отличие от потерпевшего гражданский истец, гражданский ответчик и их представители ограничены в праве кассационного обжалования приговора: они вправе обжаловать приговор лишь в части, относящейся к гражданскому иску (ст. 325 УПК РСФСР). Гражданский истец вправе обжаловать отказ в удовлетворении гражданского иска (полный или частичный), решение суда о размере гражданского иска или об оставлении иска без рассмотрения в случае оправдания подсудимого за отсутствием состава преступления (п. 2 ст. 340 УПК РСФСР), решение суда о мерах обеспечения гражданского иска (ст. 311 УПК РСФСР), решение суда о признании за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска и передаче вопроса о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства при невозможности произвести подробный расчет по гражданскому иску без отложения разбирательства дела (ст. 310 УПК РСФСР).
Если подсудимый осужден за совершение нескольких преступлений и только одним из них был причинен материальный ущерб, гражданский истец вправе обжаловать приговор лишь в части того преступления, которое причинило ущерб.
Если подсудимый осужден за одно многоэпизодное преступление, а причинение материального ущерба относится только к части эпизодов, гражданский истец вправе принести жалобу лишь по поводу этих эпизодов.
Гражданский истец не вправе обжаловать квалификацию преступления, меру наказания и другие вопросы, решенные в приговоре. Касаясь прав гражданского истца на кассационное обжалование приговора, А. Л. Цыпкин пишет: «Привлекает внимание то обстоятельство, что ограниченные права гражданского истца в кассационном обжаловании приговора практически распространяются только на гражданских истцов — учреждения, предприятия, организации, то есть на случай, когда материальный ущерб принесен социалистической собственности. Что же касается граждан, то их права гражданских истцов сочетаются с принадлежащими им правами потерпевшего и поэтому значительно шире. Против этого нельзя возражать в том случае, когда, помимо имущественного вреда, гражданину причинен также вред моральный или физический. Но если признание потерпевшим вызвано причинением только материального ущерба, то становится непонятным, почему для охраны личной собственности отдельных граждан объем прав фактически, шире, нежели права, предоставляемые гражданскому истцу для охраны интересов социалистической собственности».
Представляется, что в действующем законодательстве нет опоры для такого утверждения и для. таких выводов. Статья 54 УПК РСФСР в соответствии со ст. 25 Основ уголовного судопроизводства устанавливает, что гражданским истцом признаются гражданин, учреждение, предприятие или организация, понесшие материальный ущерб от преступления и предъявившие требование о его возмещении. Никаких различий, как видно, закон не проводит в понятии гражданского истца, в зависимости от того, является ли он гражданином (физическим лицом) или предприятием, учреждением, организацией (юридическим лицом). Все они наделены одними и теми же правами.
Нигде нет в законе указания, что если, гражданину причинен преступлением только материальный ущерб, то он должен быть одновременно признан не только гражданским истцом, но и потерпевшим в смысле ст. 53 УПК РСФСР, выступать в процессе в двух лицах и пользоваться совокупностью прав гражданского истца и потерпевшего. Было бы неправильно гражданину — гражданскому истцу предоставить больший объем прав по обжалованию приговора, чем государственной или общественной организации — гражданскому истцу. Это противоречило бы ст. 25 Основ и ст. 54 УПК РСФСР. И в этом прав А. Л. Цыпкин.
Иное дело, что в теорий и в практике уголовного процесса имеет некоторое распространение такой неверный взгляд.
Гражданин, которому причинен преступлением лишь имущественный вред, участвует в уголовном процессе только как гражданский истец, пользуется только теми правами, которыми наделен любой другой гражданский истец, и вправе поэтому обжаловать приговор лишь в части, относящейся к гражданскому иску. Предоставление ему права обжаловать приговор в целом вело бы к неравенству прав гражданских истцов — физических и юридических лиц и было бы не оправдано по существу, так как процессуальные интересы гражданина, которому причинен преступлением только материальный ущерб, ограничены; следовательно, должны быть и ограничены его права.
Гражданский истец не вправе обжаловать само оправдание подсудимого. Однако он вправе обжаловать основания оправдания в той мере, в какой они порождают различные правовые последствия в отношении гражданского иска. Так, если подсудимый оправдан в связи с неустановлением события преступления или в связи с недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления, суд согласно п. 1 ст. 310 УПК РСФСР отказывает в удовлетворении гражданского иска. В тех же случаях, когда подсудимый оправдан в связи с отсутствием состава преступления, суд оставляет иск без рассмотрения (п. 2 ст. 310 УПК РСФСР) и гражданский истец вправе обратиться с иском в порядке гражданского судопроизводства. Следовательно, для гражданского истца не безразлично, по какому основанию оправдан подсудимый. Естественно поэтому, что гражданский истец может оспорить в жалобе правильность оправдания в связи с отсутствием события преступления или недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления, и отстаивать необходимость оправдания в связи с отсутствием состава преступления, ибо оправдание по этому основанию не преграждает путь к отстаиванию интересов в части гражданского иска.
В некоторых случаях суд в нарушение п. 2 ст. 310 УПК РСФСР отказывает в удовлетворении гражданского иска при оправдании за отсутствием состава преступления вместо того, чтобы оставить иск без рассмотрения. Естественно, что в этих случаях гражданский истец оспаривает уже не основание оправдания, а неправильность решения суда по вопросу о гражданско-правовых последствиях совершенного преступления.
Так именно был решен вопрос в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 22 мая 1941 г. №20(7) «Об отсутствии у гражданского истца права на подачу кассационной жалобы на оправдательный приговор»: «При вынесении оправдательного приговора гражданский истец может подать жалобу только в отношении той части приговора, которая касается решения суда о судьбе гражданского иска, не затрагивая вопроса об отмене оправдательного приговора. В частности, такая жалоба может касаться мотивов оправдательного приговора, влияющих на судьбу иска, а также отказа в иске, когда пю закону суд обязан оставить иск без рассмотрения». Это постановление Пленума признано утратившим силу постановлением Пленума Верховного Суда СССР № 14 от 29 ноября 1962 г. в связи с принятием Основ уголовного судопроизводства и введением в действие уголовно-процессуальных кодексов союзных республик. Однако отмену этого постановления нельзя понимать как отказ от правильного положения, содержавшегося в нем.
Гражданский истец вправе также принести кассационную жалобу и в случае, когда суд оставил иск без рассмотрения при оправдании в связи с отсутствием состава преступления, настаивая на удовлетворении судом гражданского иска.
Нельзя поэтому согласиться с М. С. Строговичем, утверждающим, что, «при оставлении же судом иска без рассмотрения ввиду оправдания подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления, у гражданского истца нет оснований для обжалования оправдательного приговора в части гражданского иска, так как за ним сохранено право нового предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства».
Такое ограничение трав гражданского истца не вытекает из требований закона. В законе имеется лишь одно ограничение: гражданский истец и его представитель вправе обжаловать приговор лишь в части, относящейся к гражданскому иску (ст. 325 УПК РСФСР). Решение суда об оставлении иска без рассмотрения относится к гражданскому истцу, в равной мере как к нему относятся решения об удовлетворении или об отказе в иске. Гражданский истец вправе обжаловать любое решение суда, касающееся гражданского иска без всяких ограничений. Нельзя не учесть и того, что оставление иска без рассмотрения связано с новым обращением в суд в порядке гражданского судопроизводства, с оплатой судебной пошлины, оно значительно осложняет само рассмотрение иска.
Представляется, что гражданский истец не лишается права на кассационное обжалование приговора в части, относящейся к гражданскому иску, если иск был предъявлен не им, а прокурором либо если суд по собственной инициативе разрешил вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, в случае непредъявления гражданским истцом пека (ст. 29 УПК РСФСР). То обстоятельство, что прокурор или суд по собственной инициативе выступили в защиту интересов гражданского истца, лишь свидетельствует о том, что его права должны быть особо ограждены, гражданский истец может включиться в процесс и на более позднем этапе — в момент кассационного производства.
Правом кассационного обжалования приговора наделен также гражданский ответчик. Если подсудимый одновременно выступает гражданским ответчиком, то он в своей кассационной жалобе касается также вопроса о гражданском иске. Однако в тех случаях, когда гражданским ответчиком в процессе выступает лицо, несущее материальную ответственность за имущественный вред, причиненный преступлением, это лицо вправе самостоятельно обжаловать приговор в части гражданского иска. При подаче жалобы в этом случае гражданский ответчик полностью независим от позиции подсудимого.
Кассаторами в качестве гражданских ответчиков могут выступать родители, опекуны или попечители подсудимого, а также другие лица, учреждения, предприятия и организации, несущие в силу закона материальную ответственность за ущерб, причиненный преступлением.
Если лицо, несущее материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными деяниями подсудимого, не было признано гражданским ответчиком и не участвовало в предшествовавших кассационному производству стадиях, оно не может быть лишено права на кассационное обжалование приговора и участие в заседании кассационной инстанции. В этом случае суд должен, по нашему мнению, вынести определение о признании указанного лица гражданским ответчиком, принять от него кассационную жалобу и рассмотреть ее по существу. Выступающие в качестве гражданского ответчика лица, учреждения, предприятия и организации, несущие в силу закона материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого, могут оспаривать в жалобе обоснованность их привлечения к участию в деле в качестве гражданского ответчика. Они могут также жаловаться на то, что они не были признаны гражданским ответчиком в порядке, установленном законом (ст. 55 УПК РСФСР).
Гражданский ответчик вправе обжаловать решений суда об удовлетворении гражданского иска (полном или частичном), о размере удовлетворенного гражданского иска, об оставлении иска без рассмотрения, о меpax обеспечения гражданского иска, о признании за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска и передаче вопроса о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, об основаниях оправдания, поскольку это влечет различные гражданскоправовые последствия. В тех случаях, когда в качестве гражданского ответчика выступает подсудимый, он не ограничен в праве на обжалование притвора и может обжаловать его в полном объеме, а не только в части, относящейся к гражданскому иску.
Гражданский ответчик, не являющийся одновременно подсудимым, не вправе обжаловать само оправдание подсудимого, равно как и не вправе обжаловать квалификацию преступления, меру наказания и другие вопросы, разрешенные в приговоре.
В литературе высказаны взгляды, которые ведут к ограничению права потерпевшего и гражданского истца участвовать в заседании кассационной инстанции. «Признание гражданским истцом,— пишет А. Л. Цыпкин,— производится следователем в случае предъявления гражданского иска. В тех случаях, когда заинтересованные лица не были ранее признаны участниками процесса, допущение их к участию в кассационном производстве, на наш взгляд, не может иметь места. Кассационный суд не в состоянии устранять те процессуальные нарушения, которые были допущены по делу. Он может лишь, признав эти нарушения существенными, отменить приговор и передать дело на новое рассмотрение. Столь запоздалое допущение к участию в деле потерпевшего или гражданского истца не устранит и не восполнит допущенное нарушение...».
Нельзя согласиться с этим утверждением в отношении потерпевшего. Зачем отменять приговор и возвращать дело на новое рассмотрение, если можно исправить ошибку в кассационной инстанции, признать Лицо потерпевшим и рассмотреть его жалобу на приговор. Иначе обстоит дело с признанием лица гражданским истцом. Кассационный суд не вправе признать лицо гражданским истцом и разрешить его гражданский иск по существу, если он не был разрешен судом первой инстанции. В этом отношении автор прав.
Вопреки ст. 335 УПК РСФСР, устанавливающей, что при рассмотрении дела в кассационном порядке могут участвовать все лица, имеющие право на кассационное обжалование приговора, независимо от того, подали ли они жалобу или нет. О. Гаврилов утверждает, что потерпевший «принимает участие в суде второй инстанции лишь в случае принесения им кассационной жалобы в отношении тех обвиняемых и тех действий обвиняемых, которыми ему причинен физический, имущественный или моральный вред. Аналогичными являются основания для участия в кассационной инстанции представителя потерпевшего. Гражданский истец, гражданский ответчик и их представители участвуют в заседании кассационной инстанции в случае принесения ими жалоб на приговор в части, относящейся к гражданскому иску».
Статья 335 УПК РСФСР установила, что «неявка указанных лиц, своевременно извещенных о дне рассмотрения дела, не препятствует его рассмотрению». Это правило относится в раненой мере как к осужденному и оправданному, их защитникам и законным представителям, так и к потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. Такой вывод следует из того, что это положение дано заключительным абзацем ко всей статье и под «указанными лицами» следует понимать всех лиц, перечисленных в ней.
Такое решение вопроса о возможности рассмотрения дела в отсутствие всех неявившихся лиц нельзя признать правильным. Прежде всего оно неправильно в отношении прокурора, участие которого весьма необходимо по многим делам. Указанное правило не должно действовать в ряде случаев и в отношении осужденного, оправданного, их защитников и законных представителей. Это относится, в частности, к случаям, когда кассационная инстанция сама признала необходимым их участие в деле и они не явились в заседание.
Кроме того, ст. 335 УПК РСФСР не ставит решение вопроса о рассмотрении дела в отсутствие неявившихся лиц в зависимость от уважительности или неуважительности причин неявки. Между тем неявка лица по уважительной причине не всегда должна влечь рассмотрение дела в его отсутствие. Иногда необходимо отложить рассмотрение дела, особенно если участник процесса об этом просит.
Вот почему мы полагаем, что необходим дифференцированный подход к решению данного вопроса. Было бы желательно изменить следующим образом редакцию последнего абзаца ст. 335 УПК РСФСР: «Неявка указанных лиц, своевременно извещенных о дне рассмотрения дела, без уважительных к тому причин не препятствует его рассмотрению. Рассмотрение дела должно быть отложено на другой срок в случаях, когда участие прокурора, осужденного, оправданного, их защитников и законных представителей признано судом необходимым либо участие защитника согласно закону обязательно».
В отличие от ст. 335 УПК РСФСР ст. 360 УПК УССР обязывает председательствующего в судебном заседании не только установить, кто явился по делу, но и проверить, были ли уведомлены о времени рассмотрения дела все участники процесса, имеющие право обжаловать и опротестовать приговор. В зависимости от явки участников процесса и от результатов проверки их уведомления суд разрешает вопрос о возможности рассмотрения дела. Так решен данный вопрос и в ст. 323 УПК Казахской ССР, ст. 313 УПК Узбекской ССР, ст. 340 УПК Киргизской ССР, ст. 335 УПК Армянской ССР, ст. 352 УПК Азербайджанской ССР, ст. 349 УПК Грузинской ССР, ст. 336 УПК Латвийской ССР, стр. 377 УПК Литовской ССР, ст. 302 УПК Эстонской ССР.
При этом ст. 302 УПК Эстонской ССР содержит дополнительно еще одно важное положение: «Несообщение участникам процесса о рассмотрении дела влечет за собой отложение рассмотрения дела». Следовало бы, по нашему мнению, воспроизвести эти положения в уголовно-процессуальных кодексах РСФСР и других союзных республик. Полезность этих требований закона состоит в том, что они придают большое значение не только уведомлению участников процесса о времени заседания кассационной инстанции, но и фактическому участию их в судебном заседании.

Продолжение ...



Можно ли обжаловать решение суда о лишении водительских прав?

Что такое «обязательная доля» при наследовании имущества по закону?

В каких случаях можно потребовать компенсацию морального вреда?
Залог

Истец

Задаток

Оферта

Рента

Завещание

Ответчик

Апелляция

Налоги

Алименты

Все термины >>
В каком порядке происходит обжалование решения мирового судьи?

Как правильно следует подавать исковое заявление ответчику в лице организации?

Каким образом решается в суде вопрос о том, с кем останется ребёнок после развода?

Что делать, если после ДТП страховая компания насчитала меньшую сумму денег, чем требуется на ремонт?

Как можно обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции?

Имеет ли право уволенный работник обжаловать приказ об увольнении?
Получение отсрочки от службы в армии

Для чего супругам нужен брачный договор

Вина и ответственность водителя в ДТП

Доверенность на распоряжение вкладом

Порядок оформления земельного участка

Оскорбления в суде: механизм защиты