Нотариусы Москвы
Суды Москвы
Отделения ГИБДД
Отделения БТИ
Отделения ФРС
Другие организации
  Юридический инстаграм    Практикум    Жалобная книга    Словарь терминов    Статьи    Законодательство    История    Ответственность    Сайт юриста
Права и обязанности нотариусов: что входит в сферу деятельности нотариальных контор? В чем состоит ответственность нотариуса?
Права и обязанности коллекторов: как по закону регламентируется деятельность российских коллекторских агентств?
Права и обязанности судебных приставов: какими нормами следует руководствоваться? Каковы их полномочия?
Как оформлять регистрацию в Москве

Составляем претензию по качеству товара

Как оформить пособие на ребенка

Как составить договор аренды квартиры

Как получить лицензию на торговлю

Порядок оформления перепланировки жилья
Как правильно самому составить исковое заявление в суд, какие при этом потребуются документы и справки.

Должен ли поручитель по договору кредита нести ответственность перед банком в случае смерти должника?

Что лучше предпринять автолюбителю при мелких повреждениях автомобиля во дворе? Рассмотрим варианты.

Есть ли преимущества от страхования гражданской ответственности владельца квартиры? Или это только лишняя трата денег?



Юридическая консультация >> Библиотека юридической литературы >>

Пределы полномочий кассационной инстанции по отмене и изменению приговоров и определений


Перлов И. Д. "Кассационное производство в советском уголовном процессе"
Изд-во «Юридическая литература», М., 1968 г.
OCR Yurkonsultacia.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

Кассационная инстанция вправе: 1) отменить приговор и прекратить дело производством (ст. 349 УПК РСФСР); 2) отменить приговор и направить дело на новое расследование или новое судебное рассмотрение (ст. 348 УПК РСФСР); 3) изменить приговор (ст. 350 УПК РСФСР).
В судебной практике возникло немало вопросов в связи с полномочиями кассационной инстанции по отмене и изменению приговоров и определений. Рассмотрим некоторые из этих вопросов.
Из указания ст. 352 УПК РСФСР на то, что суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им, следует вывод, что кассационная инстанция вправе считать неустановленными и недоказанными факты, которые были установлены в приговоре суда. Именно это и служит основанием для отмены приговора и прекращения дела кассационной инстанцией.
Между тем некоторые процессуалисты полагают, что отмена приговора и прекращение дела производством представляют перерешение дела по существу, что недопустимо в условиях кассационного производства. С этим нельзя согласиться. Одно дело установить в кассационной инстанции факт, который не был установлен в суде первой инстанции или отвергнут им, другое дело прийти к выводу, что факт, установленный приговором суда, не имел места, не доказан и отвергнуть его. Это - разные вещи. В первом случае устанавливаются новые факты и ухудшается положение подсудимого, нарушается его право на защиту. Во втором случае новые факты не устанавливаются, а, напротив, отвергаются факты, ранее установленные, и улучшается положение подсудимого. Поэтому первое законом запрещено, а второе законом разрешается. Конечно, кассационная инстанция вправе отвергнуть факты, если исключается возможность установить их в ходе дальнейшего расследования или судебного рассмотрения дела в суде первой инстанции.
Прекращение дела в кассационной инстанции за отсутствием событияили состава преступления или за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления равносильно по своим правовым последствиям вынесению оправдательного приговора. Прекращение дела в силу акта об амнистии или в связи с истечением сроков давности уголовного преследования равносильно вынесению приговора с освобождением от наказания.
Кассационная инстанция вправе отменить обвинительней приговор и прекратить дело производством за истечением сроков давности и вследствие акта об амнистии; если последний устраняет применение наказания за совершенное деяние, и также ввиду помилования отдельных лиц (пп. 3 и 4 ст. 5 УПК РСФСР). Закон предусматривает, что прекращение дела по этим основаниям не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке (ст. 5 УПК РСФСР). Распространяется ли это положение ст. 5 УПК РСФСР на случаи прекращения дела по этим основаниям в кассационной инстанции? Так как ст. 5 помещена в общей части УПК и регулирует прекращение дел во всех стадиях процесса, не предусматривает никаких исключений для кассационной инстанции, представляется, что кассационная инстанция не вправе прекратить дело по указанным основаниям, если осужденный против этого возражает. Но для того, чтобы выяснить отношение осужденного и возможности прекращения его дела по указанным основаниям, следует вызвать его в заседание кассационной инстанции. Если осужденный не участвует в заседании кассационной инстанции, а суд пришел к выводу, что приговор следует отменить и дело прекратить производством по основаниям, предусмотренным пп. 3 и 4 ст. 5 УПК РСФСР, рассмотрение дела должно быть отложено до вызова осужденного в заседание кассационной инстанции.
С. Е. Соловьев считает, что кассационная инстанция вправе отменить приговор и прекратить дело производством по таким основаниям, как, «например, акт об амнистии, вступивший в силу к моменту рассмотрения дела в кассационном суде...».
Однако сказанное не исчерпывает случаи прекращения дел по амнистии. Представим себе, что акт об амнистии вступил в силу еще в момент предварительного расследования или судебного рассмотрения дела, но не был применен, хотя и подлежал применению. Ясно, что такая ошибка должна быть устранена кассационным судом. Для этого нет необходимости возвращать дело для нового рассмотрения в суд первой инстанции. Кассационный суд сам вправе применить акт об амнистии.
Кассационный суд не вправе отменить приговор и прекратить дело за истечением сроков давности, когда лицо осуждено за преступление, за которое по закону может быть назначена смертная казнь. Статья 41 Основ уголовного законодательства установила, что вопрос о применении давности к лицу, совершившему преступление, за которое по закону может быть назначена смертная казнь, разрешается судом. Если суд не найдет возможным применить давность, смертная казнь не может быть назначена и заменяется лишением свободы. Дело по этому основанию не может быть прекращено ни в суде первой, ни в суде второй инстанции.
Как должна поступить кассационная инстанция, если она придет к выводу, что истекли сроки давности (п. 3 ст. 5 УПК РСФСР) либо устраняется применение наказания вследствие акта об амнистии или ввиду помилования отдельных лиц?
Статья 349 УПК РСФСР обязывает кассационную инстанцию в этих случаях отменить приговор и прекратить дело производством. Однако это положение не согласуется со ст. 5 УПК, которая обязывает суд первой инстанции в указанных случаях не выносить оправдательный приговор, а постановлять обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания. Нам представляется правильным решение этого вопроса, данное в ст. 5 УПК РСФСР; обвинение признается доказанным, а осужденный освобождается от наказания в силу акта об амнистии или помилования либо истечения сроков давности. Поэтому, если кассационная инстанция признает обвинение доказанным, она не должна отменять приговор и прекращать дело, как это ей предписывает ст. 349 УПК РСФСР, а должна его изменить, освободить осужденного от наказания. Такое решение позволит исправить ошибку, допущенную судом первой инстанции (назначение наказания при наличии оснований для освобождения от наказания), и вместе с тем оставить приговор без изменения в части признания подсудимого виновным.
Поэтому мы считаем целесообразным указать в ст. 349 УПК РСФСР, что отмена приговора и прекращение дела не могут иметь места, когда установлены основания, предусмотренные пп. 3 и 4 ст. 5 УПК РСФСР.
Иногда в кассационной инстанции возникает необходимость прекратить дело производством в связи с применением другого уголовного закона, например, когда применяется закон о менее тяжком преступлении и создается новая ситуация, при которой дело должно быть прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования или в связи с применением акта амнистии, исключающего уголовную ответственность. В этих случаях нет необходимости отменять приговор и передавать дело на новое судебное разбирательство, так как кассационная инстанция сама может применить правила о сроках давности или акт амнистии. Решение кассационной инстанции будет опираться на фактические обстоятельства, установленные судом первой инстанции, и направлено на улучшение положения подсудимого.
Пункт 8 ст. 5 УПК РСФСР устанавливает, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в отношении умершего, за исключением случаев, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего или возобновления дела в отношении других лиц по вновь открывшимся обстоятельствам. Если смерть обвиняемого наступила до постановления судом приговора, то суд выносит определение о прекращении дела в распорядительном или судебном заседании. Но как быть, если подсудимый умер после вынесения приговора, но до вступления его в законную силу? Здесь возможны две процессуальные ситуации:
1) приговор по делу обжалован или опротестован и
2) приговор не обжалован и не опротестован.
В первом случае кассационная инстанция своим определением отменяет приговор и прекращает дело производством в силу п. 8 ст. 5 УПК РСФСР, независимо от оснований и мотивов кассационных жалоб и протеста. Во втором случае исключается вообще кассационное производство, так как нет жалобы или протеста, могущих возбудить это производство. Вместе с тем суд, вынесший приговор, сам не вправе отменить его. Вступление же приговора в законную силу в отношении умершего беспредметно, так как невозможно привести его в исполнение. Как же следует решить этот вопрос?.
Представляется, что прокурор обязан в этом случае опротестовать приговор в кассационном порядке и поставить вопрос об его отмене и прекращении дела в силу п. 8 ст. 5 УПК РСФСР. Приговор может быть также обжалован защитником или законным представителем осужденного по тому же основанию (если нет иных оснований для пересмотра приговора). При таком решении вопроса возбуждается кассационное производство, приговор отменяется, а дело прекращается производством за смертью осужденного. При этом, разумеется, прекращение дела за смертью не может иметь места, если производство по делу необходимо для реабилитации умершего или возобновления дела в отношении других лиц по вновь открывшимся обстоятельствам.
Кассационная инстанция отменяет приговор и прекращает дело за смертью подсудимого, если факт смерти достоверен и не вызывает никаких сомнений. В противном случае приговор отменяется и дело передается на новое судебное разбирательство для установления факта смерти.
Отменяя приговор и прекращая дело производством за смертью подсудимого, кассационная инстанция не вправе распространить это на ту часть приговора, которая содержит решение об удовлетворении гражданского иска, так как со смертью подсудимого отпадает уголовная, но не гражданская ответственность. В этом случае кассационная инстанция отменяет приговор и в части применения штрафа и конфискации имущества, так как конфискация имущества и штраф - меры наказания (пусть и дополнительные), ни одна из них не может применяться к умершему.
Как должна поступить кассационная инстанция в случаях, когда будет установлено, что в отношении осужденного имеется неотмененное постановление органа дознания, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же обвинению?
В силу п. 10 ст. 5 и ст. 349 УПК РСФСР приговор в этих случаях должен быть отменен, а дело производством прекращено. Кассационная инстанция вправе отменить обвинительный приговор, прекратить дело производством и передать его на рассмотрение товарищеского суда (ст. 7 УПК РСФСР) или комиссии по делам несовершеннолетних (ст. 8 УПК РСФСР).
В связи с этим возникает следующий вопрос: распространяются ли на кассационную инстанцию положения ст. ст. 7 и 8 УПК РСФСР о том, что о прекращении дела до передачи его на рассмотрение товарищеского суда или комиссии по делам несовершеннолетних должны быть уведомлены обвиняемый и потерпевший (а по делам о несовершеннолетних - также законный представитель), которые в течение пяти суток вправе обжаловать определение суда в вышестоящий суд.
Статьи 7 и 8 УПК РСФСР не делают никаких исключений для кассационной инстанции, они не оговаривают, что речь идет об обжаловании определений суда первой инстанции. Так как эти статьи помещены в общей части УПК и регулируют прекращение дел во всех стадиях процесса, создается впечатление, что они распространяются и на случаи прекращения дел в кассационной инстанции. Из этого можно было бы сделать вывод, что кассационная инстанция обязана уведомить лицо, дело которого прекращается, и потерпевшего о прекращении дела и передаче его на рассмотрение товарищеского суда или комиссии по делам несовершеннолетних и что указанные лица вправе обжаловать определение кассационной инстанции. Между тем ст. 354 УПК РСФСР устанавливает, что определение кассационной инстанции окончательно и может быть опротестовано лишь в порядке судебного надзора. Никаких исключений для указанных выше случаев ст. 354 УПК не делает, вступая тем самым в противоречие со ст. ст. 7, 8 и 9 УПК РСФСР. Совершенно очевидно, что в решении этого вопроса следует руководствоваться ст. 354 УПК РСФСР. Было бы поэтому целесообразно, с нашей точки зрения, дополнить ст. ст. 7, 8 и 9 УПК РСФСР указаниями на невозможность обжалования определений кассационной инстанции, вынесенных по рассматриваемым вопросам. Д. В. Сидоров вообще считает нецелесообразным отмену приговора и прекращение дела в кассационной инстанции в связи с необходимостью его передачи на рассмотрение товарищеского суда. Он пишет: «После того, как дело рассмотрено и разрешено народным судом, по нашему мнению, нет необходимости рассматривать его в товарищеском суде. При наличии достаточных оснований суд второй инстанции может определить условное наказание и передать осужденного на воспитание коллективу или просить коллектив обсудить поведение правонарушителя, если к делу нужно привлечь внимание общественности.
В отношении же несовершеннолетних иногда целесообразно применить меры воспитательного характера (ст. 63 УК РСФСР) или направить материал в комиссию по делам несовершеннолетних с целью решения вопроса о применении мер воспитательного порядка».
С этим утверждением нельзя согласиться. Статья 349 УПК РСФСР предоставляет право кассационному суду отменить приговор и прекратить дело производством в связи с передачей его на рассмотрение товарищеского суда. Если народный суд неправильно решил вопрос об уголовной ответственности и наказании, то почему кассационная инстанция не может исправить эту ошибку? Довод автора, что кассационный суд может в этом случае применить условное осуждение, нельзя признать обоснованным, так как при условном осуждении обвинительный приговор не отменяется и осужденный не освобождается от уголовной ответственности и наказания. Это два принципиально различных решения.
Что же касается рекомендации автора кассационной инстанции непосредственно применять к несовершеннолетним принудительные меры воспитательного характера, то эта рекомендация противоречила ст. 402 УПК РСФСР, предоставляющей это право лишь суду первой инстанции.
Статья 349 УПК РСФСР предусматривает возможность отмены приговора и прекращения дела производством в связи с отдачей на поруки. Это может иметь место в случае: 1) отказа следователя (органа дознания) или суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства общественной организации или коллектива трудящихся об отдаче подсудимого на поруки и 2) возбуждения такого ходатайства впервые перед кассационной инстанцией. При этом в заседание кассационной инстанции должны быть вызваны осужденный и представитель организации или коллектива трудящихся, возбудивших ходатайство об отдаче на поруки. Иногда может возникнуть необходимость и в вызове потерпевшего. Вызов этих лиц позволит: 1) выяснить, поддерживается ли в данный момент ранее возбужденное ходатайство организации или коллектива трудящихся; 2) принять решение об освобождении от уголовной ответственности и наказании и о передаче на поруки в присутствии лица, передаваемого на поруки, что имеет большое воспитательное значение. Кроме того, участие указанных лиц в заседании кассационной инстанции позволит выяснить все обстоятельства, связанные с передачей на поруки.
Кассационная инстанция обязана проверить, правильно ли отклонил суд первой инстанции ходатайство общественной организации или коллектива трудящихся а передаче виновного на поруки, и в случае несогласия с решением об отклонении ходатайства отменить приговор, прекратить дело производством и отдать виновного на поруки независимо от того, указано ли на это в кассационной жалобе или протесте.
Должен ли кассационный суд в силу ст. 9 УПК РСФСР возобновить уголовное дело при отказе от поручительства, если решением этого суда виновный был отдан на поруки? Из указаний ст. 9 УПК РСФСР, помещенной в общей части кодекса, следует сделать вывод, что если лицо отдано на поруки кассационным судом, то общественная организация или коллектив трудящихся направляют свое решение об отказе от поручительства в этот суд, который возобновляет дело определением распорядительного заседания. Именно так решают этот вопрос ст. 334 УПК Казахской ССР и ст. 325 УПК Узбекской ССР.
В РСФСР, как и в других союзных республиках, где нет таких специальных указаний, следует руководствоваться общим указанием закона ст. 9 УПК РСФСР, что этот вопрос решает суд - тот суд, который принял решение об отдаче виновного на поруки.
Если кассационный суд приходит к выводу, что приговор подлежит отмене, а дело должно быть прекращено ввиду истечения сроков давности, помилования или вследствие акта об амнистии, то он обязан узнать, не возражает ли против прекращения дела по этим основаниям осужденный. Поэтому осужденный должен быть вызван в заседание суда. При наличии возражений со стороны осужденного дело не может быть прекращено по этим основаниям в кассационной инстанции. Иначе решается, по нашему мнению, вопрос о прекращении дела в связи с передачей виновного на поруки. Статья 9 УПК РСФСР имеет в виду невозможность прекращения дела и передачи виновного на поруки, если последний против этого возражает, прокурором, следователем или лицом, производящим дознание, в стадии предварительного расследования. Закон, однако, не предоставляет подсудимому права возражать против прекращения судом дела и передачи его на поруки. Поэтому кассационная инстанция не должна выяснять, не возражает ли осужденный против передачи на поруки.
Как должна поступить кассационная инстанция в случаях, когда доказанность обвинения не вызывает сомнений, но она считает, что вместо мер наказания следует применить меры общественного воздействия или принудительные меры воспитательного характера?
Статья 349 УПК РСФСР обязывает кассационную инстанцию в таких случаях (кроме применения принудительных мер воспитательного характера к несовершеннолетним) отменить приговор и прекратить дело производством. Статьи 347 УПК Армянской ССР и 353 УПК Таджикской ССР распространяют это и на случаи применения принудительных мер воспитательного характера.
Иначе должен, по нашему мнению, решаться вопрос в случаях отдачи виновного на поруки. Здесь вопрос о виновности решен окончательно судом. На поруки можно отдать лицо, признанное виновным. Такое признание содержится в обвинительном приговоре. Поэтому было бы правильно в таком случае оставить приговор без изменений в части обвинения, исключить из него указание на меру уголовного наказания и отдать виновного на поруки.
Но для того, чтобы так решить вопрос, необходимо изменить ст. 349 УПК РСФСР, исключив из нее указание на ст. 9 УПК РСФСР. Суд кассационной инстанции отменяет приговор и прекращает дело производством по всем известным процессуальному закону основаниям (ст. ст. 5-9 УПК РСФСР). Он отменяет приговор и прекращает дело производством и в случаях недоказанности участия подсудимого в совершении преступления (п. 2 ст. 208 УПК РСФСР).
Было бы неправильно ограничивать право кассационной инстанции прекращать дела по последнему основанию, как это делает Э. Ф. Шейно. Он пишет: «...прекращение дела производством вышестоящим судом за недостаточностью улик, обусловленной недоброкачественностью того или иного источника доказательства, может состояться лишь при условии, если повторное производство по делу заведомо бесперспективно как в смысле получения новых доказательств, подтверждающих виновность обвиняемого, так и в смысле устранения дефекта того доказательства, которое поставлено вышестоящим судом под сомнение. Конечно, если кассационная инстанция лишь сомневается в недоброкачественности источника доказательств, то ясно, что сомнения должны быть разрешены, в том числе и путем отмены приговора и возвращения дела для производства дополнительного расследования либо нового судебного разбирательства. Но нельзя ограничивать кассационную инстанцию в ее праве оценить доказательства и на основе этой оценки принять решение по делу.
Заслуживает специального рассмотрения вопрос о пределах полномочий кассационной инстанции по отмене приговора в какой-либо его части.
Действующему уголовно-процессуальному законодательству известны случаи обжалования приговора в определенной его части. Так, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе обжаловать приговор в части, относящейся к гражданскому иску. Лицо, оправданное по суду, вправе обжаловать оправдательный приговор в части мотивов и оснований оправдания (ст. 325 УПК РСФСР). Другие участники процесса, имеющие право обжаловать или опротестовать приговор в целом, вправе обжаловать или опротестовать только часть приговора (например, в отношении части осужденных или оправданных или части обвинений, по отдельным вопросам - гражданский иск, вещественные доказательства и т. д.).
Из этого следует, что кассационная инстанция также вправе отменить или изменить приговор не только в целом, но и в определенной его части.
Приговор отменяется в определенной части в кассационной инстанции и в тех случаях, когда подсудимый был осужден по совокупности нескольких преступлений, а суд второй инстанции приходит к выводу, что доказательствами, собранными по делу, одно из этих преступлений не подтверждается и исключается возможность собирания новых доказательств, а в отношении других преступлений приговор надлежит оставить без изменений ввиду полной их доказанности. В этих случаях кассационный суд выносит определение об оставлении приговора без изменений в одной части (по одним статьям уголовного кодекса) и отмене приговора с прекращением дела в другой его части (по другой статье уголовного кодекса).
Было бы неправильно в подобных случаях вынести определение об изменении приговора. Статья 315 УПК РСФСР установила правило, согласно которому суд первой инстанции обязан в резолютивной части приговора точно указать, по какому из предъявленных подсудимому обвинений он оправдывается и по какому из этих обвинений он осуждается. Если суд первой инстанции не выполнил этого требования, кассационная инстанция должна поступить в соответствии с требованиями ст. 315 УПК РСФСР: в отношении одного обвинения приговор отменить и дело производством прекратить (что равносильно оправданию), а в отношении другого обвинения приговор оставить без изменений.
К сожалению, в ст. 339 УПК РСФСР, регламентирующей вопрос о вынесении определения, нет указания на то, что кассационная инстанция при вынесении определения руководствуется требованиями ст. 315 УПК РСФСР.
Суды кассационной инстанции в большинстве случаев руководствуются в этих случаях ст. 315 УПК РСФСР. Было бы целесообразно, с нашей точки зрения, дополнить ст. 339 УПК РСФСР (последний абзац) указанием на ст. 315 УПК РСФСР.
Это необходимо и потому, что в судебной практике отмечается известный разнобой при решении этого вопроса. Одни суды в таких случаях отменяют приговор в части и прекращают дело производством, другие - ограничиваются изменением приговора, исключая из совокупности одну или две статьи уголовного кодекса.
Имеются и иные ошибки. Подсудимый совершил одно преступление, но оно ошибочно квалифицировано по двум или нескольким статьям Уголовного кодекса, что нашло отражение в приговоре. Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что преступление действительно совершено подсудимым, но оно должно быть квалифицировано по одной, а не по двум статьям Уголовного кодекса. В этом случае некоторые суды отменяют приговор и прекращают дело производством по части статей УК вместо того, чтобы изменить приговор и исключить из него обвинение по одной или нескольким статьям УК. В данном случае нет совокупности различных преступлений, а есть одно преступление, неправильно квалифицированное по нескольким статьям УК. При отпадении обвинения в совершении отдельного, самостоятельного преступления суд первой инстанции должен оправдать, а суд кассационной инстанции - отменить приговор и прекратить дело производством. При необходимости отказаться от ошибочной квалификации одного преступления по нескольким статьям УК кассационная инстанция не должна отменять приговор в части и оставлять его без изменений в другой части, она изменяет приговор путем исключения ошибочно примененной статьи уголовного закона.
В связи с этим обращает на себя внимание неточная, на наш взгляд, редакция ст. 315 УПК РСФСР. «Если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона, то в резолютивной части приговора должно быть точно указано, по каким из них подсудимый оправдан и по каким осужден». Здесь слиты оба рассмотренных нами случая. Обвинение по нескольким статьям может быть предъявлено и в случае совершения нескольких преступлений, и в случае совершения одного преступления, ошибочно квалифицированного по двум и более статьям уголовного закона. Предписание же суду дано одно для двух случаев. Нам представляется, что в законе следовало указать, как поступать в каждом из этих случаев.
Можно ли обжаловать или опротестовать приговор в части доказанности или недоказанности обвинения, квалификации преступления или меры наказания и вправе ли кассационная инстанция отменить приговор соответственно лишь в одной из этих частей?
Конечно, в жалобе или протесте может оспариваться все и доказанность обвинения, и квалификация преступления, и мера наказания, равно как может оспариваться какой-либо один из этих элементов приговора.
Но оспаривание доказанности обвинения одновременно является оспариванием двух других элементов приговора - квалификации преступления и меры наказания. Поэтому кассационная инстанция, усомнившись в доказанности обвинения, отменяет приговор в целом. Иначе поступает суд в случаях, когда оспаривается только квалификация преступления или только мера наказания. Если фактические обстоятельства установлены правильно и не вызывают никаких сомнений, а суд допустил ошибку в юридической оценке этих обстоятельств либо правильно установил фактические обстоятельства дела и дал им правильную оценку, но назначил несправедливую (чрезмерно мягкую) меру наказания, нам представляется, что кассационная инстанция может отменить приговор только в части квалификации преступления или только в части меры наказания. Однако для такого решения требуется изменение закона. Действующий закон не допускает отмены приговора и повторного судебного разбирательства в части. Исходя из этого, Верховный Суд СССР в постановлении от 23 июня 1950 г. разъяснил, что в тех случаях, когда вышестоящий суд приходит к выводу, что мера наказания неправильна и в связи с этим приговор должен быть отменен и дело передано на новое рассмотрение, он обязан «отменить приговор в целом, а не только в части назначенного наказания.., поскольку отмена приговора только в части назначенного наказания не основана на законе...».
По делу Г. суд применил в качестве дополнительной меры наказания конфискацию части имущества вместо того, чтобы конфисковать все имущество осужденного, как требует закон. По протесту Генерального прокурора СССР Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР отменила приговор только в части назначения конфискации имущества и передала дело на новое рассмотрение в этой части. Это определение Коллегии было отменено постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 23 июня 1960 г., в котором сформулировано следующее принципиальное положение: «Коллегия правильно отметила, что суд первой инстанции обязан был по данному делу применить конфискацию всего имущества осужденного. Однако Коллегия при этих условиях должна была отменить приговор не только в части конфискации имущества, но весь приговор и дело передать на новое судебное рассмотрение в полном объеме, поскольку отмена приговора только в части назначенного наказания не основана на законе...».
Вместе с тем в судебной практике отмечаются и другие решения этого вопроса. Иногда вышестоящие суды, отменяя приговор в целом, все же ставят перед судом первой инстанции на обсуждение лишь один вопрос - о мере наказания. Так, Президиум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 20 сентября 1962 г. указал, что «приговор и кассационное определение в отношении С. Н. и З. подлежат отмене, а дело о них направлению на новое судебное разбирательство для обсуждения вопроса о назначении им более суровой меры наказания». Возможны ли отмена приговора в части наказания и передача дела только в этой части на новое судебное разбирательство, если вопрос о мере наказания решен в приговоре недостаточно определенно и полно, если допущены явные пробелы, которые замечены кассационной инстанцией, но которые она не вправе сама восполнить?
Здесь возможны следующие варианты: приговор отменяется в связи с тем, что 1) к осужденному применен определенный срок лишения свободы, но не указан вид лишения свободы (тюремное заключение или отбывание наказания в исправительно-трудовой колонии); 2) не определен вид исправительно-трудовой колонии или же кассационный суд считает, что необходимо определить вид колонии с более строгим режимом; 3) не решен вопрос о размере наказания, хотя вид его указан; 4) нет окончательной меры наказания по совокупности преступлений, подлежащей отбытию в соответствии со ст. ст. 40 и 41 УК РСФСР, хотя наказание назначено за каждое преступление в отдельности, и наоборот; 5) имеется указание на окончательное наказание по совокупности преступлений и не назначено наказание за каждое преступление в отдельности; 6) при наличии условного осуждения отсутствует указание на размер испытательного срока1; 7) не сказано, на кого возлагается обязанность наблюдения за осужденным в случае применения к нему условного осуждения; 8) при осуждении к исправительным работам суд не определил размер удержаний из заработной платы осужденного; 9) при лишении права занимать должность или заниматься определенной деятельностью суд не указал вид должности или деятельности либо срок, на который лишение этого права распространяется; 10) суд не обсудил и не решил вопрос о внесении представления в высшие органы государственной власти и управления о лишении почетного воинского или другого звания, ордена или медали, если осужденный совершил тяжкое преступление; 11) суд не применил конфискацию имущества, хотя по закону ее применение обязательно, либо конфисковал не все имущество, подлежащее конфискации, и др. Прецедент в этом смысле создан Верховным Судом СССР в руководящем постановлении Пленума от 31 июля 1962 г. № 10 «О судебной практике по определению вида исправительно-трудовой колонии лицам, осужденным к лишению свободы». В п. 8 этого постановления сказано: «Если осужденному неправильно определен вид колонии с менее строгим режимом, кассационная инстанция отменяет приговор в этой части по кассационному протесту прокурора и, применительно к правилам статей 368 и 369 УПК РСФСР и соответствующих статей УПК других союзных peony блик, дело направляет на новое рассмотрение для определения вида колонии...
Если в приговоре не определен вид колонии, кассационная или надзорная инстанция указывает суду частным определением на допущенное нарушение закона м на необходимость назначения вида колонии. В этом случае определение вида колонии должно производиться судом, постановившим приговор, по правилам ст. ст. 368 и 369 УПК РСФСР и соответствующих статей УПК других союзных республик.
По существу Пленум решил данный вопрос правильно, хотя и вышел за пределы своих полномочий. Нет нужды повторять судебное разбирательство в полном объеме и заниматься «выяснением» ясных вопросов, отвлекать людей от работы вызовом их в суд для того, чтобы решить один частный вопрос о виде колонии. Но, решив вопрос о виде колонии, Пленум не решил многие другие вопросы, которые возникли в судебной практике, часть из которых нами названа выше. Представляется правильным дополнить уголовно-процессуальный закон указанием на право суда кассационной инстанции отменять приговор в части (в указанных нами случаях) и передаче дела в суд для рассмотрения его лишь в этой части.
В судебной практике возникли также некоторые вопросы, связанные с пределами полномочий кассационной инстанции по изменению приговора в части гражданского иска. Вправе ли кассационная инстанция отказать в удовлетворении гражданского иска, если суд первой инстанции удовлетворил гражданский иск и, наоборот, удовлетворить гражданский иск, если суд первой инстанции отказал в иске?
Представляется, что кассационная инстанция вправе отменить приговор в части гражданского иска и дело в этой части прекратить производством. Но она не вправе удовлетворить гражданский иск, если суд первой инстанции отказал в его удовлетворении.
Вправе ли кассационная инстанция, при доказанности вины подсудимых, установленной судом первой инстанции, принять новое решение по гражданскому иску, усилив материальную ответственность осужденного (о взыскании сумм, не взысканных по приговору суда, об увеличении размера взысканий, об установлении солидарной ответственности вместо долевой ответственности и т. д.)?
Этот вопрос положительно решен в определении Военной коллегии (Верховного Суда СССР от 26 декабря 1963 г. по делу Соколовой.
С нашей точки зрения, с предложенным решением нельзя согласиться, так как закон (ст. 29 УПК РСФСР) распространяет действие уголовно-процессуальных норм также на доказывание гражданского иска, предъявленного по уголовному делу. Поэтому правила недопустимости ухудшения положения осужденного должны быть, по нашему мнению, распространены и на решение по гражданскому иску.
Вправе ли кассационная инстанция возложить ответственность по возмещению ущерба в солидарном порядке на другого осужденного, признанного виновным в совместном причинении вреда в описательной части приговора, но по ошибке не указанного в резолютивной части?
На этот вопрос следует также дать отрицательный ответ по тем же соображениям недопустимости ухудшения положения осужденного.
Вправе ли кассационная инстанция, рассматривающая уголовное дело, изменить размер удовлетворенного иска, если суд допустил арифметическую ошибку в расчетах? Представляется, что вправе, так как такое решение основано на фактических обстоятельствах, установленных судом первой инстанции.
Статья 310 УПК РСФСР устанавливает, что в случае оправдания подсудимого за отсутствием состава преступления гражданский иск оставляется без рассмотрения и затем может стать предметом рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.
Как должна поступить кассационная инстанция, если она отменяет обвинительный приговор и прекращает дело производством за отсутствием состава преступления, а в приговоре содержалось решение об удовлетворении гражданского иска?
Представляется, что в этом случае приговор отменяется и дело прекращается; одновременно в определении кассационной инстанции указывается, что иск оставлен без рассмотрения. Определение кассационной инстанции об отмене приговора и прекращении дела производством за отсутствием состава преступления равносильно оправдательному приговору, вынесенному по этому основанию. Поэтому в данном случае подлежит применению ст. 310 УПК РСФСР.
Возможна ли отмена приговора в части гражданского иска? На этот вопрос дан положительный ответ в руководящем постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 6 от 28 мая 1964 г. «О судебной практике по взысканию материального ущерба, причиненного преступлением». В постановлении сказано: «При отмене приговора с передачей дела на новое рассмотрение в отношении одних осуждённых и оставлении его в силе в отношении других, связанных с первыми солидарной имущественной ответственностью, приговор в части гражданского иска подлежит отмене с передачей на новое рассмотрение в отношении всех осужденных, признанных по приговору солидарными ответчиками.
Если при изменении приговора меняется основание имущественной ответственности, то в зависимости от обстоятельств дела вышестоящий суд или сам изменяет приговор в части гражданского иска, или отменяет в этой части приговор и направляет гражданский иск на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства».
Как должна поступать кассационная инстанция в случаях, когда вопрос о судебных издержках не разрешен в приговоре или разрешен неправильно?
Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 18 марта 1963 г. № 4 «Об устранении недостатков в практике взыскания судебных расходов по гражданским делам и судебных издержек по уголовным делам» указал, что при рассмотрении уголовных дел в кассационном порядке вышестоящие суды должны обращать внимание на правильность взыскания судом первой инстанции судебных издержек. Пленум разъяснил, что в случаях, когда вопрос о судебных издержках не был разрешен при вынесении приговора, этот вопрос разрешается судом, вынесшим приговор, в порядке, предусмотренном ст. 368 УПК РСФСР. Если кассационная инстанция выявит такой пробел приговора, она выносит частное (особое) определение с указанием на допущенное нарушение закона, в котором предлагает суду, вынесшему приговор, разрешить его в указанном постановлением Пленума порядке.
Хотя Пленум определил порядок разрешения вопроса о судебных издержках лишь в случаях, когда он вообще не был разрешен в приговоре, но представляется, что этот порядок должен быть распространен и на случаи, когда вопрос о судебных издержках был рассмотрен судом первой инстанции, но решен неправильно.
Если кассационная инстанция сама не вправе внести изменения в приговор в части судебных издержек, она отменяет приговор в этой части и поручает суду, вынесшему приговор, разрешить его дополнительным к приговору определением. Было бы желательно дополнить постановление Пленума предлагаемым решением этого вопроса.
Нельзя, однако, по нашему мнению, признать правильными постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. и от 18 марта 1963 г. о рассмотрении судом вопроса об определении вида колонии, а также вопроса о судебных издержках в порядке, предусмотренном ст. ст. 368 и 369 УПК РСФСР, так как это не вопросы, возникающие при приведении приговора в исполнение, на что эти статьи и рассчитаны. Здесь либо вовсе не было решения, либо решение, данное в приговоре, признано неправильным. В том и другом случае нет приговора, вступившего в законную силу. Рассмотрение этих вопросов после отмены приговора в этой части должно быть отнесено к исключительной компетенции суда первой инстанции (в новом составе судей) по правилам, регулирующим судебное разбирательство, с предоставлением подсудимому всех прав на защиту.
Было бы поэтому правильно, с нашей точки зрения, предусмотреть в УПК союзных республик возможность рассмотрения судом в судебном заседании отдельных вопросов, строго указанных в законе и не решенных в приговоре суда, по указанию кассационной инстанции, с соблюдением всех правил, регулирующих судебное разбирательство.
Закон не требует от кассационной инстанции отмены наряду с приговором также определения распорядительного заседания суда или постановления судьи о предании обвиняемого суду в случаях, когда дело возвращается для производства дополнительного расследования. В соответствии с этим и развивается судебная практика: суды кассационной инстанции ограничиваются лишь- отменой приговора, не указывая в определении на судьбу решения о предании обвиняемого суду. Таким образом, это решение суда как бы повисает в иоздухе. Оно и не действует, так как по делу ведется новoe pacследование и по его окончании вопрос о предании суду будет вновь решаться в общем порядке, но оно формально и не отменено вышестоящим судом.
Представляется необходимым решить этот вопрос в законодательстве следующим образом: «При отмене приговора и возвращении дела для производства дополнительного расследования суд кассационной инстанции отменяет также состоявшееся решение о предании обвиняемого суду, о чем указывается в определении суда». Этим абзацем следовало бы дополнить ст. 348 УПК РСФСР. Кассационная инстанция вправе внести в обвинительный приговор изменения по самым разнообразным вопросам: применить закон о менее тяжком преступлении, если этим не изменяется существо обвинения; изменить вид и размер назначенного приговором суда наказания в направлении, не ухудшающем положение осужденного; применить условное осуждение, если оно не было, применено судом первой инстанции; исключить из приговора применение дополнительной меры наказания (ссылка, высылка, конфискация имущества, запрещение заниматься определенной деятельностью или занимать определенную должность и др.) либо уменьшить размер дополнительного наказания (размер конфискованного имущества, срок, на который запрещено заниматься определенной деятельностью или занимать определенную должность); исключить из приговора указание на признание осужденного особо опасным рецидивистом; исключить из приговора указание на удовлетворение гражданского иска либо уменьшить сумму удовлетворенного гражданского иска; исключить из приговора те или или иные эпизоды обвинения, если они не подтверждены либо не содержат состава преступления; изменить решение о судьбе вещественных доказательств или о судебных издержках в направлении, не ухудшающем положение осужденного; заменить один вид исправительно-трудовой колонии (более строгой) другим видом исправительно-трудовой колонии (менее строгим) и т. д.
Как видно, полномочия суда кассационной инстанции по изменению приговора весьма широки.
Закон не предусматривает порядка разъяснения сомнений и неясностей определений, выносимых судом в порядке кассационного производства. Между тем явные описки и технические ошибки допускаются иногда и при составлении определений. Пленум Верховного Суда СССР считает возможным распространить на эти случаи порядок разъяснения сомнений и неясностей приговора.
В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда' СССР по делу С. и других ошибочно было указано, что они осуждены к 20 годам лишения свободы вместо 12 лет лишения свободы, указанных в приговоре. Пленум Верховного Суда СССР предложил Коллегии исправить техническую ошибку, допущенную в определении, в порядке, предусмотренном для решения вопросов, возникающих в процессе исполнения приговора («Судебная практика Верховного Суда СССР» 1949 г. № 2, стр. 16).
Действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит указаний на обязанность кассационной инстанции принимать решение о мере пресечения в случаях отмены приговора и направления дела на новое расследование или новое судебное рассмотрение. Между тем с отменой приговора отменяется и содержащееся в нем решение о мере пресечения, избранной в отношении осужденных до вступления приговора в законную силу. Кассационный суд, отменяя приговор и направляя дело на новое рассмотрение, должен, с нашей точки зрения, в определении изложить решение о сохранении, изменении или отмене ранее избранной меры пресечения либо об избрании новой меры пресечения. Разумеется, решение кассационной инстанции по поводу меры пресечения не связывает лицо, производящее дознание, следователя и суд первой инстанции, которые вправе в ходе дополнительного расследования и судебного рассмотрения дела, в зависимости от обстоятельств, изменить или отменить меру пресечения, избранную кассационным судом.
Если обратиться к ст. 368 УПК РСФСР, то мы убедимся в том, что она имеет в виду лишь «всякого рода сомнения и неясности, возникающие при приведении приговора в исполнение». Это же подтверждается указанием той же статьи, что эти сомнения и неясности «разрешаются судом, постановившим приговор».
Представляется, что такой порядок может быть применен и для исправления технических ошибок в определении. Если, например, искажены в определении фамилия, имя или отчество подсудимого или неточно обозначен размер наказания, назначенного приговором суда, то суд кассационной инстанции вправе в порядке, предусмотренном ст. ст. 368 и 369 УПК РСФСР, разъяснить сомнения и неясности, возникающие при исполнении определения. Разумеется, это не может быть распространено на ошибки, затрагивающие существо определения.
В некоторых случаях возникает необходимость восполнить пробелы приговора еще до момента вступления приговора в законную аилу. Речь идет о случаях, когда лица, принесшие кассационную жалобу или протест, обращают внимание кассационной инстанции на пробелы приговора и необходимость их восполнения. Причем речь идет не о пробелах приговора, связанных с доказанностью или недоказанностью виновности подсудимого в совершении преступления, квалификацией преступления и наказанием, так как подобные пробелы приговора всегда влекут его отмену или изменение. Речь идет об отсутствии в приговоре указаний: 1) на кого возлагается обязанность наблюдения за осужденным в случае применения условного осуждения (п. 5 ст. 315 УПК РСФСР); 2) о зачете предварительного заключения, если подсудимый до постановления приговора содержался под стражей в порядке меры пресечения или задержания (п. 6 ст. 315 УПК РСФСР); 3) на решение войти по вступлении приговора в законную силу в соответствующие государственные органы с представлением о лишении подсудимого ордена, медали либо почетного, воинского или другого звания (ст. 315 УПК РСФСР); 4) об отмене меры пресечения, если она была избрана, при постановлении оправдательного приговора (п. 3 ст. 316 УПК РСФСР); 5) об отмене мер обеспечения конфискации имущества, если такие меры были приняты, при вынесении оправдательного приговора (п. 4 ст. 316 УПК РСФСР); 6) на решение вопроса о вещественных доказательствах (п. 2 ст. 317 УПК РСФСР); 7) о распределении судебных издержек (п. 3 ст. 317 УПК РСФСР).
Это же относится и к случаям, когда: 1) суд одновременно с постановлением приговора не вынес определение о размере вознаграждения, подлежащего выплате юридической консультации подсудимым (ст. 322 УПК РСФСР); 2) не принял решение о передаче несовершеннолетних детей заключенного под стражу, оставшихся без надзора, на попечение родственников либо других лиц или учреждений (п. 1 ст. 98 УПК РСФСР); 3) не принял решение о принятии мер к охране оставшегося без присмотра имущества или жилища лица, заключенного под стражу (п. 2 ст. 98 УПК РСФСР); 4) не принял решение об обращении в доход государства денег и иных ценностей, нажитых преступным путем (п. 4 ст. 86 УПК РСФСР); 5) допустил искажение данных о личности подсудимого в приговоре.
Как должна поступить кассационная инстанция, если перед ней постаавлен вопрос о необходимости восполнить подобные пробелы приговора?
Представляется, что кассационный суд сам не вправе восполнить эти пробелы, он предлагает суду, вынесшему приговор, восполнить последние дополнительным к приговору определением (ст. ст. 368, 369 УПК РСФСР).
Вправе ли кассационная инстанция отсрочить исполнение приговора? Л. Ленский утвердительно ответил на этот вопрос. Однако это противоречит закону. Отсрочка исполнения приговора входит в компетенцию суда, вынесшего приговор (ст. 368 УПК РСФСР). Суд кассационной инстанции, отменяя приговор и направляя дело на новое рассмотрение, обязан определить стадию процесса, с которой производство должно вновь начаться. Если дело направляется на новое рассмотрение со стадии предварительного расследования, то суд указывает, «должно ли быть производство по делу начато с дополнительного дознания или предварительного следствия» (ст. 348 УПК РСФСР). Следовательно, производить ли после отмены приговора дознание или предварительное следствие, решает не прокурор, которому дело направлено для производства дополнительного расследования, а суд кассационной инстанции. Прокурор обязан в точности выполнить его указание по данному вопросу. Только в тех случаях, когда кассационная инстанция не указала в своем определении форму предварительного расследования, ее определяет прокурор. Кассационная инстанция вправе признать необходимым производство дополнительного предварительного следствия и в тех случаях, когда по делу ранее производилось дознание либо дело согласно закону подследственно органу дознания.
М. С. Строгович считает, что если по делу производилось дознание и кассационный суд отменяет приговор и возвращает дело для производства дополнительного расследования, то суд должен признать необходимым производство дополнительного предварительного следствия, а не дознания, так как «предварительное следствие, проводимое следователем, в большей мере обеспечит правильность и полноту расследования, чем это может сделать дознание».
Нельзя признать эту рекомендацию правильной. Если расследование дела входит в компетенцию органов дознания, то нет нужды во всех случаях отступать от установленной законом подследственности. Ошибки и пробелы могут быть допущены как органами дознания, так и следователем. Важно, чтобы органы дознания знали о своих ошибках и пробелах и сами их устраняли.
Разумеется, это не означает, что исключается в этих случаях направление дела следователю. Суд всегда вправе признать необходимым производство по делу предварительного следствия вместо- дознания (ст. 126 УПК РСФСР). Это право принадлежит и суду кассационной инстанции.
Нельзя согласиться с Г. З. Анашкиным, утверждающим, что кассационная инстанция при отмене приговора и возвращении дела для производства дополнительного расследования или нового судебного разбирательства должна указать не только те обстоятельства, которые подлежат выяснению, как об этом сказано в ст. 351 УПК РСФСР, но и «пути и методы их выяснения и действия, которые необходимо произвести».
Неточным нам представляется также разъяснение, данное в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1950 г. «Об устранении недостатков в работе судов по рассмотрению уголовных дел в кассационном порядке»: «В случае отмены приговора и передачи дела на новое рассмотрение в определении должно быть указано.., какие следственные действия необходимо провести по делу».
Представляется, что суд далеко не всегда может конкретно указать, какие следственные действия должны быть осуществлены при доследовании, какими путями это доследование должно проводиться.
Признав необходимым отменить приговор и возвратить дело для нового судебного разбирательства, кассационная инстанция вправе направить дело: 1) в суд, который постановил приговор, но в ином составе судей, или 2) в другой суд (ст. 348 УПК РСФСР). Решая этот вопрос, суд исходит прежде всего из возможности образовать другой состав в суде, постановившем приговор. Если такой возможности нет, то дело направляется в другой суд. Однако, возможны случаи, когда в суде, постановившем приговор, может быть образован новый состав суда, но для того, чтобы обеспечить объективное и беспристрастное рассмотрение, кассационная инстанция направляет дело в другой суд.
Определяя другой суд, важно учесть его территориальное расположение (отдаленность от места, где проживают подсудимые, потерпевшие, свидетели и др.), чтобы не затруднить явку в суд вызванных лиц.
Статья 359 УПК Туркменской CСP предусматривает направление кассационным судом дела после отмены приговора для производства дополнительного расследования непосредственно прокурору, а не через суд, постановивший приговор. При этом ст. 365 указывает, что дело направляется не позднее трех суток после вынесения определения вместе с кассационной жалобой или протестом на приговор и дополнительно представленными материалами. Копия определения в этих случаях направляется суду, постановившему приговор. Нам такое решение представляется правильным.
Статья 348 УПК РСФСР не указывает, что суд кассационной инстанции может, отменив приговор, принять дело для нового рассмотрения к своему производству. Между тем такие случаи встречаются в практике. Например, когда дважды или трижды отменяется приговор в кассационном порядке по одной и той же причине, а при новом рассмотрении дела выносится такой же приговор, кассационная инстанция принимает дело к производству данного вышестоящего суда. Иногда такое решение может быть обусловлено особой сложностью доказательственного материала и необходимостью обеспечить наиболее квалифицированное рассмотрение дела. Иногда это необходимо, чтобы устранить местные влияния, обеспечить объективное и беспристрастное рассмотрение дела.
В этих случаях кассационная инстанция опирается на ст. 40 УПК РСФСР, устанавливающую, что вышестоящий суд вправе принять к своему производству в качестве суда первой инстанции любое дело, подсудное нижестоящему суду.
Пленум Верховного Суда СССР постановлением от 5 сентября 1952 г. № 8 (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 10 апреля 1957 г. № 5) «Об устранении фактов волокиты в деятельности судов» разъяснил, что в тех случаях, когда на рассмотрение кассационной или надзорной инстанции поступает уже однажды рассмотренное этой инстанцией дело, вторичное рассмотрение дела должно происходить под председательством председателя соответствующего суда или его заместителя. Если при этом суд вновь отменяет приговор по делу с передачей его на новое судебное рассмотрение, оно, как правило, должно быть принято этим судом к своему производству.
Статья 344 УПК Казахской СCP установила, что в тех случаях, когда суд кассационной инстанции при вторичном рассмотрении дела в кассационном порядке отменяет приговор по тем же основаниям и мотивам, по которым приговор отменен в первый раз, кассационная инстанция обязана данное дело принять к своему производству и рассмотреть его по существу. Было бы правильно, с нашей точки зрения, также решить этот вопрос и в УПК других союзных республик.
Приговор, вынесенный судом первой инстанции, не нуждается в утверждении вышестоящим судом. Между тем в практике некоторых судов, рассматривающих дела в порядке кассационного производства, можно встретить следующую формулировку: «утвердить приговор такого-то суда». Такие формулировки встречаются иногда и в процессуальной литературе.
Закон знает лишь оставление приговора без изменений, отмену или изменение приговора, но не утверждение его.
Статья 330 УПК РСФСР, регламентирующая вопрос о видах решений, принимаемых кассационной инстанцией, отказалась от термина «оставлять приговор в силе» ранее известного уголовно-процессуальному законодательству. Этот термин заменен другими, более точно передающими содержание этого решения: «оставляет приговор без изменения, а жалобу или протест - без удовлетворения» (п. 1 ст. 339) или «изменяет приговор» (п. 4 ст. 339).
В самом деле, оставить в силе приговор можно лишь при условии, если он до принятия решения кассационной инстанцией имел уже силу. Известно, что приговор приобретает законную силу, если он был обжалован или опротестован лишь в момент принятия кассационной инстанцией решения (если этим решением он не отменен). Поэтому Основы (ст. 48) употребляют термин «оставить приговор в силе» лишь применительно к приговорам, вступившим в законную силу, т. е. к надзорному, а не кассационному производству.

Продолжение ...



Можно ли обжаловать решение суда о лишении водительских прав?

Что такое «обязательная доля» при наследовании имущества по закону?

В каких случаях можно потребовать компенсацию морального вреда?
Залог

Истец

Задаток

Оферта

Рента

Завещание

Ответчик

Апелляция

Налоги

Алименты

Все термины >>
В каком порядке происходит обжалование решения мирового судьи?

Как правильно следует подавать исковое заявление ответчику в лице организации?

Каким образом решается в суде вопрос о том, с кем останется ребёнок после развода?

Что делать, если после ДТП страховая компания насчитала меньшую сумму денег, чем требуется на ремонт?

Как можно обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции?

Имеет ли право уволенный работник обжаловать приказ об увольнении?
Получение отсрочки от службы в армии

Для чего супругам нужен брачный договор

Вина и ответственность водителя в ДТП

Доверенность на распоряжение вкладом

Порядок оформления земельного участка

Оскорбления в суде: механизм защиты