Нотариусы Москвы
Суды Москвы
Отделения ГИБДД
Отделения БТИ
Отделения ФРС
Другие организации
  Юридический инстаграм    Практикум    Жалобная книга    Словарь терминов    Статьи    Законодательство    История    Ответственность    Сайт юриста
Права и обязанности нотариусов: что входит в сферу деятельности нотариальных контор? В чем состоит ответственность нотариуса?
Права и обязанности коллекторов: как по закону регламентируется деятельность российских коллекторских агентств?
Права и обязанности судебных приставов: какими нормами следует руководствоваться? Каковы их полномочия?
Как оформлять регистрацию в Москве

Составляем претензию по качеству товара

Как оформить пособие на ребенка

Как составить договор аренды квартиры

Как получить лицензию на торговлю

Порядок оформления перепланировки жилья
Как правильно самому составить исковое заявление в суд, какие при этом потребуются документы и справки.

Должен ли поручитель по договору кредита нести ответственность перед банком в случае смерти должника?

Что лучше предпринять автолюбителю при мелких повреждениях автомобиля во дворе? Рассмотрим варианты.

Есть ли преимущества от страхования гражданской ответственности владельца квартиры? Или это только лишняя трата денег?



Юридическая консультация >> Библиотека юридической литературы >>

Допрос подсудимого, свидетелей и потерпевшего


Алексеев В. Б., Ароцкер Л. Е. и др. "Настольная книга судьи"
(рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции)
Изд-во "Юридическая литература", М., 1972 г.
OCR Yurkonsultacia.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

Допрос является способом получения судом сведений о фактических обстоятельствах рассматриваемого им уголовного дела от лиц, которым эти обстоятельства могут быть известны либо в результате личного наблюдения, либо опосредствованным путем с указанием источника своей осведомленности. Такими лицами являются подсудимый, потерпевший и свидетель. В суде может быть допрошен также эксперт для разъяснения или дополнения данного им заключения. В допросе принимают участие, помимо судей, обвинители, защитники, подсудимый, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, их представители.
Уголовно-процессуальный закон подробно регламентирует порядок производства допроса в суде (ст.ст. 280-287 и 289 УПК РСФСР). В уголовнр-процессуальных кодексах содержатся также некоторые требования, относящиеся к тактике допроса. В целом же она выработана практикой, а теоретически разработана криминалистикой.
Допросы подсудимого, потерпевшего и свидетеля имеют особенности и регламентируются в законе применительно к каждому субъекту показаний в отдельности. Но имеются некоторые общие для всех субъектов показаний процессуальные и тактические положения, которые и рассматриваются в настоящем параграфе. Общее в допросе подсудимых, свидетелей и потерпевших состоит в том, что все указанные лица являются источником сведений для суда, их допрос ведется в одинаковых процессуальных формах. Эти показания не имеют предустановленного значения, и судьи оценивают их по внутреннему убеждению, основанному на рассмотрении всех доказательств в их совокупности, руководствуясь законом и социалистическим правосознанием.
Поэтому независимо от степени заинтересованности в исходе дела и процессуального положения подсудимого, потерпевшего и свидетеля, от движущих стимулов к правде и лжи, от предмета показаний каждого из них, ответственности и многих других факторов, специфичных для отдельных субъектов, можно и следует говорить о допросе как общем понятии.
Допрос является средством доказывания, поэтому предмет доказывания с полным основанием можно отнести к предмету допроса. Кроме обстоятельств, относящихся к предмету доказывания, перечисленных в ст. 68 УПК РСФСР, закон предусматривает возможность получения при допросе свидетеля и потерпевшего (ст.ст. 74, 75 УПК РСФСР, ст. 77 УПК Литовской ССР) сведений о личности обвиняемого и потерпевшего и их взаимоотношениях.
Обстоятельства, подлежащие доказыванию, определены в общей части уголовно-процессуальных кодексов союзных республик. Поэтому нет оснований говорить о различном предмете допроса на предварительном следствии и в суде. В принципе он одинаков, как одинаковы и обстоятельства, подлежащие доказыванию. Нельзя смешивать предмет допроса с его объемом, который действительно может быть различным на предварительном следствии и в суде.
В практике редко возникают сомнения при определении предмета допроса. Однако следует отметить, что зачастую в суде не выясняются причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Суд выясняет все относящиеся к обвинению факты, но иногда упускает выяснение таких обстоятельств, выявление которых очень валено для предупреждения преступлений. Касаясь этого вопроса, Военная коллегия Верховного Суда СССР, в определении от 20 марта 1967 г. по делу Егорова указала: «По смыслу ст. 45, п. 1, ст.ст. 46 и 303 УПК Казахской ССР, которыми органам следствия и суду надлежало руководствоваться, установление и принятие мер к устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, является процессуальной обязанностью органов следствия и суда, а действия суда и органов следствия по выполнению этой обязанности представляют собой процессуальную деятельность, которая должна осуществляться методами и средствами, предусмотренными уголовно-процессуальным кодексом, с надлежащим оформлением и приобщением к делу соответствующих процессуальных документов...».
Допрос может касаться только обстоятельств, относящихся к делу. Ими являются обстоятельства: касающиеся состава инкриминируемого обвиняемому деяния; относящиеся к личности подсудимого, к причинам и условиям, способствовавшим совершению преступления; характеризующие отношения допрашиваемых между собой, а также их личность, поскольку эти сведения могут иметь значение для оценки данных допроса; совершения процессуальных действий в стадии предварительного расследования.
1. Принцип непосредственности и условия оглашения в суде ранее данных показаний. Уголовно-процессуальный закон (ст. 240 УПК РСФСР) установил, что суд первой инстанции при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы. Этим достигается осуществление в стадии судебного разбирательства принципов непосредственности и устности. Вот почему законодатель существенно ограничил оглашение в суде ранее данных показаний. Показания подсудимого, данные при производстве дознания или предварительного следствия или в суде, могут быть оглашены во время судебного разбирательства только в следующих случаях:
а) при наличии существенных противоречий между этими показаниями и показаниями, данными в суде;
б) при отказе подсудимого от дачи показаний в суде;
в) когда дело рассматривается в отсутствие подсудимого (ст. 281 УПК РСФСР).
Оглашение показаний в случае смерти подсудимого не будет противоречить закону, поскольку в УПК тех союзных республик, где на это специально не указывается, говорится, что ранее данные показания могут быть оглашены, если дело рассматривается в отсутствие подсудимого.
На условия оглашения ранее данных показаний обратил внимание Верховный Суд СССР в постановлении Пленума ч№ 4 от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре». В нем указывается, что оглашение показаний, данных при производстве дознания или предварительного следствия, допустимо только в случаях, указанных в законе (ст.ст. 281 и 286 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик).
Пленум указал, что в случае изменения подсудимым показаний, данных им на предварительном следствии, суд должен проверить те и другие его показания, выяснить причины их изменения. С этой целью, естественно, требуется огласить его показания, данные на предварительном следствии.
В судебном заседании могут быть оглашены также показания свидетеля и потерпевшего, данные ими на предварительном следствии или на суде. Это может иметь место только в двух случаях: а) если имеются существенные противоречия между этими показаниями и показаниями свидетеля или потерпевшего на суде; б) при отсутствии свидетеля или потерпевшего в судебном заседании по причинам, исключающим возможность его явки в суд (ст. 286 УПК РСФСР).
Наличие противоречий в показаниях свидетеля или потерпевшего на суде с ранее данными показаниями становится очевидным при сопоставлении тех и других показаний. Более сложным является случай, если свидетель и потерпевший не явились в суд по причинам, исключающим возможность их явки (болезнь, выезд свидетеля с постоянного места жительства в другое место, длительная командировка и т. п.). Каждый такой случай должен быть обсужден в подготовительной части судебного заседания, когда решается вопрос о возможности слушания делав отсутствие неявившегося свидетеля или потерпевшего (ст. 277 УПК РСФСР). Следует признать, что в тех случаях, когда суд признал возможным разбирательство дела в отсутствие того или иного потерпевшего или свидетеля, их показания могут быть оглашены в судебном заседании.
Оглашение свидетельских показаний и показаний потерпевших не исключает необходимости их проверки, как и других доказательств по делу.
Статья 285 УПК Латвийской ССР более подробно регламентирует условия оглашения показаний свидетеля и потерпевшего. В ней дополнительно указывается на уклонение свидетеля и потерпевшего от явки в суд, на отказ их от дачи показаний, а также на случай запамятования ими каких-либо обстоятельств дела.
Приведенные правила позволяют выяснить причину противоречий и восполнить судебное следствие при невозможности допроса свидетеля или потерпевшего в суде.
Решение об оглашении ранее данных показаний может быть принято судом только по окончании допроса подсудимого, потерпевшего или свидетеля, т. е. после дачи ими свободных показаний и допроса всеми участниками процесса, имеющими на то право. Пока допрос не завершен, нет еще полных показаний, трудно говорить о противоречиях.
Если обвинение касается двух или более деяний (эпизодов), то следует признать возможным огласить показания после допроса по определенному эпизоду всеми участниками процесса.
На обязательность точного соблюдения правил оглашения показаний в суде обращал внимание Верховный Суд СССР. В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 12 мая 1965 г. по делу Арутюнова говорится по этому поводу следующее: «Принятое судом решение об оглашении показаний Арутюнова А. неправильно еще и потому, что в силу ст. 308 п. 2, УПК Азербайджанской ССР оглашение показаний свидетеля может быть произведено только тогда, когда явка его в суд является невозможной. В данном же случае суд, располагая данными о месте нахождения свидетеля Арутюнова А., имел полную возможность вызвать его в судебное заседание».
Прямое отношение к оглашению показаний имеет также определение Верховного Суда СССР от 27 июля 1970 г. по делу Борисова и др., хотя в нем говорится об оглашении на предварительном следствии свидетелю показаний других лиц. Верховный Суд признал, что указанные в ст. 163 УПК РСФСР ограничения оглашения показаний «направлены на то, чтобы предотвратить возможность влияния показаний одного лица на показания другого лица... Оглашение... показаний других лиц может побуждать его приноравливать свои ответы к тому, что уже добыто по делу, наводить его на определенный ответ». Верховный Суд сделал вывод о том, что «оглашение свидетелю показаний других лиц равнозначно постановке наводящих вопросов». Это разъяснение следует иметь в виду при допросе подсудимых, свидетелей, потерпевших на суде. Надо выяснять, исходя из обстоятельств дела, не было ли на предварительном следствии таких нарушений.
Прибегнуть к оглашению протокола судебного заседания можно не только в случаях, когда дело рассматривается вторично, но и тогда, когда противоречия имели место в показаниях свидетеля или потерпевшего в одном и том же судебном заседании. В этих случаях, после оглашения соответствующей части протокола судебного заседания председательствующий должен выяснить мнение участников процесса по содержанию записи и решить при необходимости о ее изменении или дополнении в соответствии с требованиями ст. 264 УПК РСФСР.
2. Подготовка к допросу и процессуальный порядок допроса. Подготовка судей к рассмотрению дела состоит, во-первых, в ознакомлении с производством по делу, что облегчает им впоследствии на суде, с учетом мнений участников процесса, разрешить вопрос о порядке судебного следствия, и, во-вторых, в разработке планов допросов подсудимых, потерпевших и свидетелей. Готовясь к допросам, судья должен ставить перед собой конкретную задачу, выяснение которой при данном допросе существенно для суда. В ходе судебного следствия она может изменяться. Такая конкретная задача может заключаться в том, «например, чтобы установить место происшествия, выяснить принадлежность орудия преступления, определить ущерб, причиненный преступлением, изучить личность подсудимого, выяснить не какой-либо отдельный факт, а всю совокупность фактов, объяснить причину противоречий в показаниях, установить взаимоотношения подсудимого с потерпевшим.
При подготовке к допросу необходимо составлять план допроса. Разумеется, по небольшим и несложным делам необязательно составлять письменные планы. Но по большим делам, где фигурируют несколько подсудимых, много свидетелей, при неоднократных допросах одних и тех же лиц следует составлять письменные планы допроса. По таким делам рекомендуется иметь записи. В них в алфавитном порядке следует записать фамилии всех лиц, вызываемых в суд для допроса, с указанием листов дела, где зафиксированы их показания на предварительном следствии. Это позволит председательствующему быстро отыскать в деле показания допрашиваемого подсудимого, потерпевшего и свидетеля. Здесь же следует кратко отметить:
а) основное содержание показания этого лица в виде заметок;
б) какие свидетели, подсудимые, потерпевшие давали показания по тем же вопросам с указанием листов дела, где даны их показания;
в) какие противоречия имеются в показаниях данного лица, если оно неоднократно допрашивалось, с указанием листов дела;
г) какие противоречия имеются в показаниях данного лица.
Такие записи позволят председательствующему быстро ориентироваться во время допроса. Кроме того, у председательствующего будет возможность хотя бы кратко делать заметки о показаниях, даваемых во время допроса данного лица, а впоследствии в совещательной комнате сопоставить эти показания с ранее данными.
Основная задача письменного плана допроса состоит в том, чтобы отметить узловые вопросы, подлежащие выяснению во время допроса, в логической последовательности. План допроса должен быть составлен с учетом всех версий, подлежащих исследованию в судебном заседании. По УПК большинства союзных республик допрос подсудимого, потерпевший и свидетелей начинается судьями, после чего его ведут другие участники процесса: государственный и общественный обвинители, потерпевший, гражданский истец и его представитель, гражданский ответчик и его представитель, защитник и общественный защитник, другие подсудимые (ст. 280 УПК РСФСР).
По УПК Украинской (ст. 300), Узбекской (ст. 261), Эстонской (ст. 240), Грузинской (ст. 282) союзных республик допрос начинает прокурор, затем его ведут другие участники процесса в порядке, установленном этими кодексами. Судьи не лишаются при этом права вести допрос в любой момент судебного следствия.
При проведении допроса в порядке, установленном УПК РСФСР и ряда других республик, т. е. когда допрос начинается судьями, существует опасность, что председательствующий проявит обвинительный уклон и односторонность. При другом порядке допроса судьи могут оказаться пассивными и иногда не будут участвовать в допросе. И та и другая опасность может и должна быть предотвращена. При допросе судьи должны стремиться к объективному расследованию, к выяснению всех обстоятельств дела, установлению истины. Завершая допрос, судьи должны активно восполнять пробелы, допущенные участниками процесса, уточнять и дополнять показания допрашиваемых в связи с вопросами участников процесса, обеспечивать равенство прав участников процесса. По закону судьи имеют право задавать вопросы подсудимому, свидетелю и потерпевшему в любой момент судебного следствия (ст. ст. 280, 283 и 287 УПК РСФСР). Это может иметь место как после окончания допроса кем-либо из участников процесса, так и во время допроса. Поскольку вопрос, предложенный в ходе допроса, прерывает его последовательность, важно соблюдать такт и чувство меры. В процессе допроса участником процесса судья может задать вопрос, если необходимо уточнить вопрос, заданный участником процесса, или ответ допрашиваемого, или если обстоятельства, по поводу которых был задан вопрос, имеют существенное значение, а допрашивающий полностью его не выяснил и т. п.
Однако недопустимо, чтобы председательствующий или народный заседатель вмешивались в допрос, проводимый участником процесса. У обвинителя и у защитника может быть определенный план допроса, они ставят перед собой определенную цель, и им не удастся добиться ее, если они фактически устраняются от допроса. Это отражается на ходе исследования дела, ограничивает участников судебного разбирательства в их правах, мешает нормальному ведению допроса.
Народные заседатели, наделенные равными правами с председательствующим, принимают активное участие в исследовании доказательств. Председательствующий обязан обеспечить все условия для их активного участия в ходе судебного следствия.
Одним из таких условий является ознакомление народных заседателей с делом, с планом судебного следствия и с планами допроса подсудимых, потерпевших и свидетелей, если таковые составлены. Если планы не подготовлены, то до начала судебного разбирательства, в порядке подготовки дела к слушанию, целесообразно обратить внимание народных заседателей на особенности дела и возможные особенности допросов отдельных лиц. Это необходимо сделать так, чтобы не оказывать на народных заседателей какого-либо давления, обеспечить их независимое суждение по отдельным обстоятельствам дела и не ориентировать их на какой-либо возможный исход судебного разбирательства.
Иногда отмечается недооценка роли народных заседателей в производстве допросов. Это выражается, в частности, в том, что очередность допроса нарушается и народным заседателям предоставляется такая возможность не после допроса председательствующим, а после того как допрос проведен всеми участниками процесса.
Характер вопросов, задаваемых заседателями, различный. Все зависит от личных качеств, компетентности и других данных заседателя. Одни из них проявляют активность при допросе, другие ограничиваются выяснением семейного положения допрашиваемого, отношения его к подсудимому, поведения его в общественной жизни.
Некоторые заседатели задают наводящие, непонятные, громоздкие либо, напротив, чрезмерно краткие вопросы. Председательствующий обязан уточнить вопрос заседателя, а при необходимости сформулировать его так, чтобы он был ясен не только допрашиваемому, но и участникам процесса, а также присутствующим на суде.
3. Тактика и методика допроса. Тактика допроса на суде разработана недостаточно. Разработанные приемы тактики допроса на предварительном следствии нельзя механически переносить на допрос в суде. Рассмотрим основные требования тактики допроса на суде.
Общая особенность допроса в суде состоит в том, что в отличие от предварительного следствия допрос ведется гласно, открыто; его ведет не одно лицо, а ряд участников процесса; допрашивающие, как правило, предварительно ознакомились с ранее данным на предварительном следствии показанием; протокол допроса ведется одновременно с допросом.
Эти особенности следует иметь в виду.
Каждый задаваемый вопрос должен вытекать из материалов дела и представлять интерес для судебного следствия. Этим в известной мере определяется относимость тех показаний, которые будут даны в результате допроса.
Вопросы должны быть краткими, ясными и конкретными. Чем конкретнее вопрос, тем больше оснований рассчитывать на конкретный ответ, тем менее вероятно уклонение допрашиваемого от ответа. Если же вопрос ставится в общей форме, то и ответ допрашиваемый может дать в общей форме. Наводящие вбпросы запрещены. Вопросы должны задаваться в определенной последовательности. К выяснению очередного интересующего суд вопроса можно приступить после того, как выяснен предшествующий, вопрос. Однако не следует исключать возможности возвращения к исследованному, вопросу, не повторяясь при этом. Точность и краткость вопроса, основанного на знании дела в деталях, составляет условие эффективности допроса. Желательно, чтобы каждый задаваемый вопрос касался только одного какого-нибудь факта или его элемента. В противном случае допрашивающий может получить ответ не на все интересующие его вопросы.
Всякий допрос направлен к тому, чтобы установить конкретный факт по делу.
Л. Е. Ароцкер рекомендует такой тактический прием допроса на суде, как внезапность допроса. Он пишет: «Допрашивающий в ходе допроса, вне связи с предыдущими вопросами и ответами ставит неожиданный вопрос, на который допрашиваемый должен дать немедленно ответ... Допрашиваемый не в состоянии сориентироваться и поэтому может сообщить сведения, которые он пытался утаить от суда». Почему не «сориентированные» подсудимый и свидетель дадут требующиеся показания, а «сориентированный» станет утаивать или лгать? Ни из каких законов логики и психологии это не вытекает. Наоборот, есть основания утверждать, что всякие «ловушки» могут дать негативный для суда результат, несмотря на «сенсационность» ответа. За неожиданным вопросом может последовать непродуманный ответ. Поэтому не следует судьям пользоваться такими приемами, которые не позволяют допрашиваемому ориентироваться при ответе на поставленный вопрос.
Тот же автор рекомендует отвлекать внимание допрашиваемого, «парализовать бдительность допрашиваемого» или же не препятствовать допрашиваемому давать ложные показания. Если судье ясно, что свидетель или подсудимый лжет (хотя такая оценка может оказаться неверной), почему сразу же не выявить ложь, зачем, с какой целью и до каких пределов следует из «тактических» соображений накоплять ложь. Такой прием автор называет «допущением легенды», однако суд всегда должен находиться на почве реальных фактов.
Пользоваться при допросе следует не такими приемами, а позитивными, с учетом психического состояния допрашиваемого и его процессуальных интересов в деле. Этой цели и служит такая постановка вопросов, о которой говорилось ранее.
В каждом деле есть обстоятельства существенные и малозначительные, второстепенные. Если обстоятельства несущественны, на них не следует акцентировать внимание.
Нередки случаи, когда в вопросе содержатся утверждения, рассуждения, нравоучения. Такие отступления лишают допрос целеустремленности. Они вообще неправомерны.
Нельзя рассчитывать на эффективность допроса, если проявляется тенденция оказать психическое давление на допрашиваемого. Участники процесса и сам председательствующий иногда резюмируют показания подсудимого, потерпевшего, свидетеля. Это вполне оправданно. Порой допрашиваемый отвечает на вопросы настолько нечетко и запутанно, что подчас трудно уловить, что именно хотел показать допрашиваемый. Секретарю судебного заседания трудно занести в протокол такой ответ. Но при этом надо следить за тем, чтобы резюме имело место только тогда, когда ответ не был достаточно четко и ясно сформулирован допрашиваемым. Во всех случаях надо спросить допрашиваемое лицо, правильно ли понято то, что он показал.
Показания, данные на недозволенные законом вопросы, не могут быть признаны допустимыми. Председательствующий во всяком случае должен устранять вопросы: не относящиеся к делу; представляющие попытки изобличить свидетеля и потерпевшего в совершении ими преступного деяния и так или иначе компрометирующие их; относящиеся к интимной стороне жизни допрашиваемого, если они прямо не относятся к выяснению состава преступления.
Иногда участники процесса ставят лишние вопросы, которые загромождают процесс и отвлекают от выяснения обстоятельств, имеющих существенное значение. Они находятся за пределами предмета доказывания.
Иногда вопросы относятся к очевидным, предельно выясненным обстоятельствам дела. Речь идет в данном случае не об оценке факта, а о его выяснении, и, если факт выяснен, его существование в прошлом или настоящем очевидно, нет необходимости возвращаться к нему вновь. К таким вопросам председательствующий должен относиться очень осторожно и при необходимости также устранять их.
Формулирование и устранение вопросов - это право председательствующего. Но допрашивающий может возразить против решения председательствующего. Все возражения должны быть занесены в протокол судебного заседания (ст. 243 УПК РСФСР). Это дает возможность в случае необходимости сослаться на неправильное устранение вопроса в кассационной жалобе или протесте. Приведенные требования, предъявляемые к вопросам, должны соблюдать также судьи. Участники процесса при необходимости могут делать заявления о том, что тот или иной вопрос судьи подлежит устранению, как заданный в недозволенной законом форме или как не относящийся к делу. Такое заявление должно быть обсуждено судом.
Возражение может последовать немедленно после того, как вопрос поставлен и допрашиваемый на него еще не ответил. Но, если даже допрашиваемый ответил уже на вопрос, председательствующий или участник процесса вправе возразить против вопроса, который может быть устранен, и данный ответ признается недействительным, не имеющим доказательственного значения.
Закон (ст. ст. 280, 283 УПК РСФСР) устанавливает, что «председательствующим устраняются вопросы, не имеющие отношения к делу». Значит, устранение вопросов составляет дискреционную власть председательствующего. Но из этого не следует, что решения председательствующего безотчетны и могут приниматься без оснований.
Заявление о том, что какой-либо вопрос поставлен в недозволенной форме, также должно быть рассмотрено председательствующим, который принимает то или иное решение.
Устранение вопроса должно быть зафиксировано в протоколе судебного заседания и мотивировано председательствующим (хотя бы очень кратко). Участник процесса, не удовлетворенный таким решением, вправе заявить об этом. Председательствующий должен реагировать на такое заявление: либо допустить вопрос, либо подтвердить свое решение о его устранении.
4. Особенности допроса подсудимого. Мы рассмотрели общие процессуальные и тактические правила допроса. Но существуют процессуальные условия, которые относятся только к подсудимому. Соблюдение их является важной гарантией правосудия и субъективных прав подсудимого.
К предмету допроса подсудимого относятся: содержание обвинения, сформулированного в обвинительном заключении, а в случае его изменения в стадии предания суду также содержание обвинения, сформулированного или измененного судом в распорядительном заседании; конкретные обстоятельства совершения преступления в той мере, в какой они отражены в описательной части обвинительного заключения; обстоятельства, характеризующие личность подсудимого. Кроме того, подсудимый может допрашиваться по обстоятельствам, на которые имеются указания в материалах дела, почему-либо не отраженные в обвинительном заключении, и которые могут быть выявлены в процессе судебного следствия, поскольку они стали известны после окончания предварительного следствия.
Судьи и другие участники уголовного судопроизводства должны иметь представление о психических процессах, происходящих у подсудимого, и с учетом этих процессов вести допрос.
Рассматривая психологию допроса обвиняемого, А. Р. Ратинов пишет: «Психология лица, совершившего преступление, характеризуется господством доминанты - максимального очага нервного возбуждения, через призму которого преломляются восприятие и оценка обстановки, регуляция поведения правонарушителя».
Эту характеристику позиции и поведения обвиняемого, а значит, и подсудимого судьи должны иметь в виду, учитывать особенности психологии. Факт совершения подсудимым преступного деяния - это только гипотеза, версия обвинения. Наряду с этим в суде может выясниться и версия невиновности или неполной виновности подсудимого. Подход к подсудимому как к преступнику был бы непозволительной ошибкой суда. Судьи должны учитывать и такую психологическую особенность индивидуума, оказавшегося в положении подсудимого, как стремление к защите от подозрений, хотя он ни в чем не виновен.
На поведение подсудимого и избранную им позицию влияют уровень его правосознания, воспитание, его общественная направленность.
Важным фактором поведения подсудимого является влияние соучастников (если таковые имеются), родственников, близких и знакомых, всей среды, в частности заключенных, если подсудимый до суда содержался под стражей.
Имеют значение и семейное положение, условия жизни. Поэтому важно выяснить, не являются ли эти обстоятельства побудительным мотивом для дачи тех или иных показаний.
Надо иметь в виду также, что на поведение подсудимого в суде влияние оказывает степень доказанности его обвинения по материалам предварительного следствия и грозящее наказание. В этой связи весьма существенно создать такую атмосферу, в которой подсудимый проникся бы доверием к суду и с полным основанием рассчитывал бы на объективное и лояльное отношение к нему со стороны состава суда, а также со стороны государственного обвинителя.
Поведение подсудимого и занятая им позиция могут изменяться, и, в частности, они зависят от характера допроса.
Особое внимание следует уделить ложному признанию, самооговору. Мотивами ложного признания являются: а) желание принять на себя всю вину, с тем чтобы выгородить соучастников; б) желание признать себя виновным в более легком преступлении, с тем чтобы скрыть более тяжкое; в) желание укрыться в местах лишения свободы, обусловленное различными причинами, и т. д.
Закон не обязывает обвиняемого давать показания, за отказ от дачи показаний он не несет уголовной ответственности. Случаи отказа от дачи показаний редки. Суд всегда заинтересован в том, чтобы подсудимый активно осуществлял свое право на защиту, а дача показаний является важнейшим средством защиты подсудимого. Поэтому в тех редких случаях, когда подсудимый отказывается от дачи показаний, суд должен выяснить причины отказа и, если они заслуживают внимания, принять меры к их устранению. При всех условиях председательствующий должен разъяснить подсудимому, что дача им правдивых: показаний будет способствовать правильному разрешению дела. Однако председательствующий всем своим поведением в подобных случаях должен показать, что осуществление правосудия не зависит от нежелания подсудимого давать показания, что суд в этом случае исследует все другие доказательства и вынесет соответствующий приговор.
Практика показала, что такими причинами, побуждающими подсудимого отказаться от дачи показаний, могут быть: безотчетное душевное состояние подсудимого; сознание того, что вина его доказана и постановление обвинительного приговора неизбежно; опасение того, что его показания не вызовут доверия суда; сговор с соучастниками; внушение; необъективное ведение предварительного следствия.
Приведенный перечень не является исчерпывающим, но и из него видно, что это такие причины, которые могут быть устранены путем специального выяснения некоторых обстоятельств и соответствующих разъяснений со стороны председательствующего.
Практика показывает, что подсудимый, отказавшийся давать показания, в ходе судебного следствия «втягивается» в него, дает вначале краткие объяснения, а затем и полные показания.
Субъективные и объективные факторы восприятия, запоминания и воспроизведения обстоятельств дела одинаковы как для подсудимого, так и для свидетелей. Они должны выясняться и учитываться судьями при допросе подсудимого.
Допрос подсудимого при всех условиях независимо от того, в каком бы тяжком преступлении он ни обвинялся и какую бы позицию защиты он ни избрал, должен проводиться корректно, спокойно, без каких-либо намеков, могущих рассматриваться как оскорбление личного достоинства.
Вопрос, с которым председательствующий обращается к подсудимому после оглашения обвинительного заключения,- понятно ли ему обвинение, - является по существу началом допроса подсудимого, который затем продолжается в момент, установленный судом в определении о порядке судебного следствия.
Этот вопрос и разъяснение подсудимому сущности обвинения имеют важное значение, поскольку ответ на него в значительной мере предопределяет организацию и ход судебного следствия и выясняет позицию обвиняемого по отношению к предъявленному ему обвинению.
В некоторых уголовно-процессуальных кодексах (например, ст. 298 УПК УССР) предусмотрено, что предъявленное подсудимому обвинение всегда должно разъясняться председательствующим подсудимому, а в некоторых республиках (например, ст. 278 УПК РСФСР) обвинение разъясняется лишь «в необходимых случаях».
Судебная практика пошла по пути обязательного разъяснения обвинения во всех случаях. Это не противоречит закону, ибо позволяет суду и участникам процесса убедиться в том, что подсудимому действительно понятно обвинение и его ответ на вопрос, признает ли он себя виновным, дан в условиях полного уяснения им существа обвинения. Надо иметь в виду, что подсудимый не всегда в состоянии разобраться в правовой квалификации обвинения, он может по-своему расценить совершенные им действия, неправильно оценить свое поведение. Обстоятельное разъяснение обвинения содействует правильному ведению судебного следствия.
Следует признать, что подсудимый вправе просить разъяснить те или иные моменты формулы обвинения, если его не удовлетворило сделанное разъяснение. Нельзя подходить формально к разъяснению обвинения. Все неясности должны быть устранены.
Необязательно придерживаться дословно текста формулы обвинения. Она известна подсудимому еще до суда. Председательствующий вправе разъяснить обвинение своими словами.
Следует указать, что, хотя председательствующий, как правило, разъясняет подсудимому сущность обвинения, по которому он предан суду, в протоколе судебного заседания иногда не фиксируется данный факт, а это чревато серьезными последствиями в случаях, когда дело будет рассматриваться в кассационном или надзорном порядке.
После того как председательствующий убедится в том, что подсудимому ясно предъявленное обвинение, он спрашивает, признает ли подсудимый себя виновным.
Перед началом судебного следствия важно убедиться в том, чтобы ответ обвиняемого на вопрос, признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении, был бы не формальным, а ответом по существу, основанным на знании фактов и их юридической сущности.
Иногда на предварительном следствии обвиняемый признает себя виновным полностью, а по оглашении обвинительного заключения оспаривает свою виновность либо считает себя виновным частично, приводя при этом разнообразные доводы (например, следователь неправильно вел следствие и ввел обвиняемого в заблуждение; смалодушничал и признался во всем; не хотел выдавать соучастников и всю вину решил взять на себя, а теперь понял, что поступил неправильно). Доводы подсудимого должны быть выслушаны и занесены в протокол судебного заседания.
Заслушать мотивированный ответ подсудимого важно еще и потому, что показания обвиняемого на предварительном следствии подсказывали суду и другим участникам процесса один план его допроса, теперь же им, возможно, придется перестроить этот план с учетом приведенных подсудимым мотивов.
Как известно, показание обвиняемого может быть положено в основу приговора лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ст. 77 УПК РСФСР).
Имея в виду, что на практике зарегистрировано немало случаев самооговора по различным причинам и мотивам, следует направить допрос подсудимого, признавшего себя виновным, на то, чтобы он обстоятельно показал:
а) как у него возник и созрел умысел на совершение преступления; б) какими мотивами он руководствовался; в) какие меры он принял для осуществления своего преступного намерения; г) какие условия способствовали или препятствовали совершению преступления; д) кто содействовал ему в совершении преступления; е) какими материальными или другими благами воспользовались он и его соучастники в результате совершения преступления; ж) какими средствами и способами он совершил деяние.
Ответы подсудимого на перечисленные вопросы могут предоставить в распоряжение суда такие данные, проверка которых позволит убедиться в правдивости и полноте признания обвиняемого.
Другим видом показаний подсудимого является отрицание им своей вины. Отрицание может быть голословным. В этом случае суд должен стремиться к тому, чтобы подсудимый привел конкретные доводы. Путем постановки соответствующих вопросов суд должен убедиться, что подсудимый действительно не располагает какими-либо доказательствами своей невиновности. Разумеется, что и в этом случае отрицание вины не означает ее доказанности, но должны быть приняты меры к тому, чтобы получить показание от подсудимого путем постановки детальных вопросов.
Наконец, подсудимый может уличать сообвиняемых. Это своего рода свидетельские показания, но всегда необходимо иметь в виду коренное различие в процессуальном положении подсудимого и свидетеля. В отличие от свидетеля обвиняемый знаком с материалами дела, присутствует все время в зале судебного заседания, пользуется правом задавать вопросы сообвиняемым, которых он уличает. Практика показывает, что уличающие сообвиняемого показания зачастую вызываются либо желанием снять с себя обвинение, опорочить других лиц, либо желанием уменьшить таким путем свою ответственность. Такие показания являются оговором. Но они могут оказаться и правдивыми. Поэтому задача суда состоит в том, чтобы выяснить цель, которую преследует обвиняемый, дающий уличающие другого обвиняемого показания.
Уголовно-процессуальный закон (ст. 26 УПК РСФСР) предусматривает возможность выделения уголовного дела в случаях, вызываемых необходимостью, если это не отразится на всесторонности, полноте и объективности исследования и разрешения данного дела. В практике возникает необходимость допросить лицо, в отношении которого дело выделено. Такое лицо не может быть допрошено в качестве свидетеля, ибо в этом случае существенно будут нарушены его права, поскольку свидетель несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного показания и за отказ от дачи показаний. Так же следует решить вопрос и в тех случаях, когда один из участников осужден и вызывается на допрос по выделенному делу других соучастников.
Следует указать на случай, предусмотренный ст. 396 УПК РСФСР, согласно которой, «если несовершеннолетний участвовал в совершении преступления вместе со взрослыми, дело о нем должно быть по возможности выделено в отдельное производство в стадии предварительного следствия». Было бы противозаконно допрашивать несовершеннолетнего в суде в качестве свидетеля по делу взрослого обвиняемого и последнего в качестве свидетеля по делу несовершеннолетнего.
Во всех этих случаях допрашиваемого не следует предупреждать об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. С его показаниями надо считаться как с показаниями соучастника преступного деяния, т. е. учитывать возможность оговора и возможную заинтересованность. Такое решение вопроса вытекает из ст. 46 УПК РСФСР, согласно которой дача объяснений является не обязанностью, а правом обвиняемого.
В соответствии со ст. 280 УПК РСФСР допрос подсудимого начинается предложением председательствующего дать показания по поводу обвинения и известных ему обстоятельств дела.
Согласно точному смыслу закона показания подсудимого состоят из его информации: а) по поводу обвинения и б) об известных обстоятельствах дела.
Обвинение сформулировано, и задача председательствующего состоит в том, чтобы в ходе допроса подсудимый осветил бы предъявленное ему обвинение. Что касается известных подсудимому обстоятельств, то, разумеется, речь идет об обстоятельствах, относящихся к обвинению, установленных и не установленных предварительным следствием или дознанием. По сложным и многоэпизодным делам допрос подсудимого целесообразно вести по эпизодам. При этом, если возникает необходимость в постановке некоторых общих вопросов, относящихся к обвинению, они могут быть заданы до допроса по эпизодам. Общие вопросы могут относиться, например, к выяснению служебного положения подсудимого, характеристике его личности, взаимоотношений с соучастниками, ущербу, причиненному преступным деянием, использованию похищенных средств.
Просьбу подсудимого дать показания сразу по всем эпизодам следует удовлетворить. Не надо забывать, что дача показаний является и средством защиты. Суд и участники процесса имеют возможность в любой момент судебного разбирательства уточнить все неясности в показаниях подсудимого.
Допрос по эпизодам сводится по существу к нескольким этапам допроса подсудимого: сначала он дает свободные показания по эпизоду; после этого судьи и участники процесса допрашивают подсудимого в установленном порядке по данному эпизоду, затем суд переходит к допросу подсудимого по второму, третьему эпизодам и т. д. (до завершения допроса по всем эпизодам). После этого не следует исключать право и возможность участников процесса поставить дополнительно общие вопросы.
Если суд не сочтет возможным допросить в таком порядке подсудимого, которому предъявлено обвинение в совершении нескольких преступных деяний, то и в этом случае председательствующий должен следить за тем, чтобы показания подсудимого были последовательными, чтобы он постепенно переходил от показаний по одному эпизоду к показаниям по другому эпизоду и чтобы допрос участниками процесса также производился последовательно. В этом - смысл направления допроса подсудимого председательствующим.
Как правило, закон не допускает допроса подсудимого в отсутствие другого подсудимого или других подсудимых, так как это лишало бы последних возможности непосредственно воспринимать доказательства, учитывать характер допроса этого подсудимого, а также лично активно участвовать в допросе.
Однако могут быть исключительные случаи, когда нельзя рассчитывать на полные и правдивые показания подсудимого, если они будут даваться в присутствии других подсудимых. В связи с этим ст. 280 УПК РСФСР устанавливает, что допрос подсудимого в отсутствие другого подсудимого допускается «в исключительных случаях, когда этого требуют интересы установления истины». Имеются в виду прежде всего случаи, когда данный подсудимый находится под влиянием другого подсудимого или когда подсудимый, опасаясь мести со стороны другого подсудимого или -его родственников, возбуждает ходатайство о допросе его в отсутствие другого подсудимого. В противном случае он вообще отказывается давать показания.
Статья 285 УПК РСФСР предусматривает возможность удаления подсудимого также в случаях допроса несовершеннолетнего свидетеля, когда этого требуют интересы установления истины.
Процессуальные и тактические условия допроса подсудимого в отсутствие другого подсудимого распространяются и на допрос свидетеля в отсутствие подсудимого.
Вопрос о проведении допроса подсудимого в отсутствие других подсудимых должен быть обсужден судом, который обязан вынести об этом специальное определение.
В случае допроса подсудимого в отсутствие другого подсудимого (или других подсудимых) после его допроса удаленный подсудимый возвращается в зал судебного заседания и ему сообщаются показания, данные в его отсутствие. Председательствующий предоставляет ему возможность задать вопросы допрошенному лицу.
5. О психологии свидетельских показаний. Учет психологии свидетельских показаний имеет важное значение как для оценки у этих показаний, так и для допроса свидетеля. Рассмотрим лишь некоторые факторы, влияющие на восприятие и запоминание свидетелем наблюдаемых им фактов и их воспроизведение во время допроса.
Если иметь в виду добросовестного свидетеля, т. е. такого, который не намерен давать заведомо ложные показания, а склонен к правдивому рассказу об известных ему обстоятельствах, имеющих отношение к делу, то следует признать, что важнейшими факторами, определяющими достоверность свидетельских показаний, являются: а) способность свидетеля правильно и точно воспринимать наблюдаемые им явления; б) длительность сохранения воспринятого в памяти и в) способность правильно воспроизводить то, что он запомнил.
В задачу допроса входит выяснение всех перечисленных факторов для учета их при допросе свидетеля по существу и для оценки его показаний.
Иногда возникает необходимость в производстве экспертизы для суждения о способности свидетеля воспринимать явления и давать о них показания. Иногда требуется собрать и иные доказательства для суждения о способностях свидетеля.
На правильность и остроту восприятия человеком происходящего оказывают влияние некоторые субъективные и объективные условия.
К субъективным условиям относятся:
а) общее физическое и душевное состояние человека, а также психическое состояние личности, складывающееся в определенной ситуации, воспроизведение которой составляет задачу допроса данного лица. К физическим качествам относятся состояние зрения, слуха и других органов чувств, нервной системы. Физическое состояние зачастую предопределяет субъективные свойства человека: наблюдательность, память, умение излагать, объяснять и т. п.;
б) склонность свидетеля к внушению и самовнушению. Внушение является одним из способов влияния, воздействия на свидетеля со стороны лиц, заинтересованных в том, чтобы свидетель неправильно осветил факты или дал неполные показания. Что же касается самовнушения, то это патология и выявление подобного состояния имеет важное значение для допроса;
в) приспособленность органов чувств к действующим на них раздражителям. Человек с развитым обонянием быстро ощущает новые запахи. Но стоит ему побыть в определенной обстановке некоторое время и он перестает ощущать специфический запах. Значение данного фактора свидетельствует о необходимости выяснить, не было ли адаптации и как чувственное ощущение свидетеля повлияло на его показания.
К объективным условиям, влияющим на психологию свидетельских показаний, относятся конкретные особенности и обстановка, при которых свидетель наблюдал то или иное обстоятельство: видимость, слышимость, место, время, продолжительность впечатления и т. п. Это внешний фактор. Иной свидетель пытается уклониться от ответа, ссылаясь на то, что объективные условия препятствовали ему наблюдать явление. В таком случае возможен, если к тому имеются условия, судебный эксперимент. Но возможны и случаи, когда свидетель настаивает на правильности воспроизводимых им впечатлений, хотя при сплошном тумане, например, он не мог наблюдать то, о чем показывает. Очень важно, чтобы судьи вникали в эти внешние обстоятельства, выясняли их, устанавливали, мог ли свидетель воспринять явление или не мог. Изложенное относится к способности свидетеля воспринимать явления. Но способность восприятия является лишь одним из моментов, подлежащих учету при допросе свидетеля.
Другим моментом является способность запоминания. Она сугубо индивидуальна и зависит от возраста, культуры, профессии, состояния здоровья, перенесенных физических и психических травм, характерности наблюдаемого факта, который для некоторых людей может оказаться из ряда вон выходящим и потому легко запоминающимся, а для других - обычным, рядовым фактом, ничем не примечательным, не привлекшим к себе внимания и потому легко изглаживаемым из памяти. Запоминание зависит и от того, было ли оно произвольным (непреднамеренным) или непроизвольным (преднамеренным).
Судьи должны учесть, что на запоминание действуют:
а) время. Надо выяснить, сколько времени прошло с момента совершения действия до первого допроса, последующих допросов, до данного допроса и в какой степени истекшее время могло отразиться на памяти свидетеля;
б) последующая деятельность свидетеля. Если после наблюдаемого им факта свидетель переключился на другую работу, то имевшее место событие может изгладиться полностью или частично из памяти свидетеля;
в) общее состояние памяти свидетеля, что зависит от ряда причин физиологического характера, возраста, тренировки памяти и т. д.;
г) стремление свидетеля запомнить наблюдаемое им явление.
Наконец судьи должны учитывать способность свидетеля объективно рассказать о том, что он наблюдал. Эта способность зависит от его умения: а) отобрать для показаний те обстоятельства, которые существенны для дела; б) сосредоточить внимание на них и отказаться от рассказа о привходящих обстоятельствах; в) изложить обстоятельства объективно; г) четко сформулировать свои показания.
Верховный Суд СССР в постановлениях и определениях по уголовным делам неоднократно указывал на необходимость учета субъективных и объективных факторов при допросах и оценке показаний свидетелей и потерпевших.
Так, в постановлении от 27 сентября 1958 г. по делу Абрамова и Овцина, признанных виновными в ограблении Ахмякова, Пленум Верховного Суда СССР отметил, что потерпевший во время его ограбления находился в состоянии сильного опьянения и поэтому его показания нельзя признать достаточными для вывода о доказанности обвинения, «поскольку с учетом состояния потерпевшего не исключается возможность, что он мог ошибочно воспринять и оценить обстановку в момент происшествия и перепутать вследствие этого лиц, совершивших на него разбойное нападение». Верховный Суд отменил приговор и прекратил дело производством.
С вопросом о психологии свидетельских показаний связана обязательность производства экспертизы для определения психического и физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (ст. 79УПК РСФСР).
На практике отмечаются случаи расширительного толкования этой нормы закона. Приведем определение Верховного Суда СССР, ориентирующее судебную практику по этому вопросу. В нем говорится: «Закон подчеркивает, что экспертиза личности свидетеля проводится только для того, чтобы устранить сомнения в способности лица правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давдть о них правильные показания».
6. Условия допроса свидетелей и потерпевших. Законом предусмотрено предупреждение свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, причем у свидетеля отбирается подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность. Она приобщается к протоколу судебного заседания.
Предупреждению свидетеля предшествует разъяснение его гражданского долга и обязанности правдиво рассказать все известное ему по делу (ст. 282 УПК РСФСР).
По законодательству РСФСР и ряда других союзных республик разъяснение свидетелю его обязанностей и ответственности производится индивидуально и непосредственно перед допросом. Это позволяет суду рассчитывать на то, что индивидуальное разъяснение лучше дойдет до сознания свидетеля.
УПК Латвийской ССР (ст. 280) устанавливает текст подписки свидетеля следующего содержания:
«Я... (фамилия, имя, отчество потерпевшего, свидетеля), обязуюсь показывать суду все известное мне по делу, по которому я вызван в качестве свидетеля. (потерпевшего). Мне разъяснено, что за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний подлежу уголовной ответственности по статьям 174 и 176 Уголовного кодекса Латвийской ССР».
Председательствующий должен обеспечить нормальную обстановку при ведении допросов, не допуская при этом давления на свидетеля. Оценка показаний свидетеля может быть произведена только после его допроса и в результате сопоставлений их с другими доказательствами, собранными по делу. Нельзя преждевременно, в ходе допроса свидетеля, еще до окончания его приходить к выводу о ложности, а тем более заведомой ложности даваемых показаний. Недопустимо оказывать давление на свидетеля, добиваясь изменения им своих показаний.
Одним из приемов психического давления на свидетеля является напоминание в нетактичной форме об уголовной ответственности его за дачу заведомо ложных показаний и о том наказании, которое ему грозит. Это воспринимается свидетелем как угроза, как психическое давление, запрещенное законом. Известно, что решение о привлечении свидетеля к уголовной ответственности за ложные показания может быть принято в конце судебного разбирательства одновременно с постановлением приговора (ст. 256 УПК РСФСР).
В законе предусмотрен ряд процессуальных условий допроса свидетеля.
Естественно, что местом допроса свидетеля является зал, где происходит судебное заседание. Однако иногда свидетель по уважительным причинам не может явиться в суд. С этой целью ст. 292 УПК Латвийской ССР, например, установила, что, если свидетель не явился в суд по болезни или другим причинам, препятствующим его явке в суд, допрос его разрешено суду производить по месту нахождения свидетеля с участием обвинителя и других участников процесса.
Хотя такая норма имеется не во всех уголовно-процессуальных кодексах, следует признать, что, если в интересах установления истины допрос такого свидетеля необходим, суд вправе произвести его по месту нахождения свидетеля. Это вытекает из ст. 157 УПК РСФСР, предоставляющей следователю право при необходимости производить допрос свидетеля по месту его нахождения. Разумеется, что это может иметь место только в исключительных случаях, когда обстоятельства препятствуют свидетелю явиться в суд.
Председательствующий должен принять меры к тому, чтобы допрошенные свидетели не общались с недопрошенными (ст. 270 УПК РСФСР). По окончании допроса свидетели не могут удаляться до окончания судебного следствия без разрешения суда (ст. 283 УПК РСФСР). Председательствующему предоставлено законом (ст. 283 УПК РСФСР) право отпустить свидетеля до окончания судебного следствия. Но это допускается не иначе как по заслушании мнений участников процесса. Если хотя бы один из них возражает против этого, представляется, что председательствующий не вправе разрешить свидетелю удалиться из зала суда. Такое правило имеет существенное значение и преследует две цели: недопущение сговора между свидетелями и обеспечение полноты судебного следствия.
Свидетели допрашиваются порознь. Одновременный допрос двух и более свидетелей может иметь место лишь на очной ставке. Допрос свидетелей производится в устной форме. В ст. 284 УПК РСФСР предусмотрены случаи, когда свидетель может прибегнуть к записям: если его показания относятся к цифровым и другим данным, которые трудно удержать в памяти, ему разрешается прочтение имеющихся у него документов, относящихся к даваемому им показанию.
В практике имеют место случаи, когда от свидетеля ожидают показания по значительному числу обстоятельств, выяснение которых имеет существенное значение. Допросы таких свидетелей длятся иногда по часу и более. Свободный рассказ свидетеля подчас бывает пространным. В таких случаях трудно удержать в памяти все, о чем следует поведать суду, и дать показания в логической последовательности. Свидетелю также следует предоставить возможность иметь план и даже конспект показаний с тем, однако, чтобы они были представлены суду и другим участникам процесса для обозрения. При наличии возражений они должны быть обсуждены. Такое решение вытекает из ст. 284 УПК, поскольку речь идет о заметках.
В практике возникает вопрос о возможности допроса в качестве свидетеля лица, присутствующего в зале суда во время разбирательства дела. Такому лицу, прослушавшему обвинительное заключение, известны обстоятельства дела, а также показания подсудимых, а быть может, и свидетелей. Тот факт, что лицо находилось некоторое время в зале суда, не может служить препятствием для допроса его в качестве свидетеля, если его показания могут иметь значение для дела. В УПК не содержится формального запрета допрашивать таких лиц в качестве свидетелей.
Статья 282 УПК РСФСР предусматривает обязанность председательствующего перед допросом устанавливать личность свидетеля, выяснять его отношение к подсудимому, потерпевшему (ст. 283 УПК РСФСР). Председательствующий может проверить документы у свидетеля при наличии сомнений в его личности.
Хотя у свидетелей и потерпевших, как правило, почти всегда выясняют их взаимоотношения с подсудимым, а у свидетелей также и с потерпевшим и их предупреждают об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний, это иногда или вообще не отражается в протоколе судебного заседания, или же фиксируется недостаточно полно, что влечет за собой серьезные процессуальные последствия.
Отношения между этими лицами необходимо выяснять для правильной оценки показаний свидетеля судом и другими участниками процесса.
Представим, что свидетель является другом или родственником подсудимого. В ходе допроса свидетель старается изложить обстоятельства в более выгодном плане для подсудимого. Это отрицательно может сказаться на установлении истины. Завершив судебное следствие, суд, зная заинтересованность свидетеля по делу, критически подойдет к оценке его показаний, сопоставит их с показаниями иных лиц.
Близкие родственники подсудимого характеризуют его в основном положительно. Что же касается обвинения, то они либо предпочитают уклоняться от ответов, ссылаясь на то, что не помнят или ничего не знают, либо зачастую извращают или придумывают обстоятельства, с тем чтобы облегчить положение подсудимого. Поэтому допрос родственников нужно вести с учетом их заинтересованности, стремиться к выяснению фактических обстоятельств дела.
Потерпевший является своеобразной фигурой в уголовном судопроизводстве. Он является участником процесса в качестве потерпевшего, а иногда и в качестве гражданского истца, располагая при этом широкими правами, перечисленными в ст. 24 Основ уголовного судопроизводства. Вместе с тем потерпевший зачастую является важным носителем информации, и его показания могут играть существенную роль для выяснения истины по делу. Поэтому ст. 75 УПК РСФСР устанавливает обязанность потерпевшего явиться по вызову в органы предварительного следствия и в суд для дачи показаний и предусматривает его ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Эта норма не противоречит ст. 24 Основ, а лишь дополняет и развивает ее.
Потерпевший допрашивается по правилам допроса свидетеля. Показания потерпевшего и показания свидетеля отличаются главным образом по субъекту показаний и лишь отчасти по предмету, поскольку при допросе потерпевшего очень важно выяснить тот «налет» в его показаниях, который может иметь место в силу его личной заинтересованности в исходе дела.
Согласно ст. 287 УПК РСФСР потерпевший, как правило, допрашивается ранее свидетелей.
Являясь зачастую очевидцем содеянного, он, как и свидетель, сообщает суду фактические обстоятельства.
Если иметь в виду психологическую сторону, то при допросе потерпевшего имеется ряд особенностей, которые могут влиять на восприятие и воспроизведение потерпевшим фактов, имеющих значение для дела.
На формирование показаний потерпевшего может оказать влияние:
а) неприязненное отношение его к подсудимому, в котором он видит человека, причинившего ему моральный и другой ущерб;
б) психическое состояние потерпевшего в момент преступления, что могло притупить его внимание и способность восприятия, привести к ошибкам при опознании;
в) страх перед подсудимым и вместе с тем возможность угроз и уговоров с его стороны или близких ему людей. В связи с этим может возникнуть необходимость допросить свидетелей по вопросу о состоянии потерпевшего во время совершения преступления и после его совершения.
Эти соображения следует иметь в виду при оценке показаний потерпевшего.

Продолжение ...



Можно ли обжаловать решение суда о лишении водительских прав?

Что такое «обязательная доля» при наследовании имущества по закону?

В каких случаях можно потребовать компенсацию морального вреда?
Залог

Истец

Задаток

Оферта

Рента

Завещание

Ответчик

Апелляция

Налоги

Алименты

Все термины >>
В каком порядке происходит обжалование решения мирового судьи?

Как правильно следует подавать исковое заявление ответчику в лице организации?

Каким образом решается в суде вопрос о том, с кем останется ребёнок после развода?

Что делать, если после ДТП страховая компания насчитала меньшую сумму денег, чем требуется на ремонт?

Как можно обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции?

Имеет ли право уволенный работник обжаловать приказ об увольнении?
Получение отсрочки от службы в армии

Для чего супругам нужен брачный договор

Вина и ответственность водителя в ДТП

Доверенность на распоряжение вкладом

Порядок оформления земельного участка

Оскорбления в суде: механизм защиты