Нотариусы Москвы
Суды Москвы
Отделения ГИБДД
Отделения БТИ
Отделения ФРС
Другие организации
  Юридический инстаграм    Практикум    Жалобная книга    Словарь терминов    Статьи    Законодательство    История    Ответственность    Сайт юриста
Права и обязанности нотариусов: что входит в сферу деятельности нотариальных контор? В чем состоит ответственность нотариуса?
Права и обязанности коллекторов: как по закону регламентируется деятельность российских коллекторских агентств?
Права и обязанности судебных приставов: какими нормами следует руководствоваться? Каковы их полномочия?
Как оформлять регистрацию в Москве

Составляем претензию по качеству товара

Как оформить пособие на ребенка

Как составить договор аренды квартиры

Как получить лицензию на торговлю

Порядок оформления перепланировки жилья
Как правильно самому составить исковое заявление в суд, какие при этом потребуются документы и справки.

Должен ли поручитель по договору кредита нести ответственность перед банком в случае смерти должника?

Что лучше предпринять автолюбителю при мелких повреждениях автомобиля во дворе? Рассмотрим варианты.

Есть ли преимущества от страхования гражданской ответственности владельца квартиры? Или это только лишняя трата денег?



Юридическая консультация >> Библиотека юридической литературы >>

Изменение обвинения


Алексеев В. Б., Ароцкер Л. Е. и др. "Настольная книга судьи"
(рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции)
Изд-во "Юридическая литература", М., 1972 г.
OCR Yurkonsultacia.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

Пределы судебного разбирательства законодатель определил по субъектам, в отношении которых может вестись судебное разбирательство по конкретному делу, и по предмету, составляющему фактическое и правовое содержание рассматриваемого дела. «Разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду» (ст. 42 Основ уголовного судопроизводства).
Следовательно, процессуальным документом, устанавливающим пределы судебного разбирательства по конкретному делу, является постановление судьи или определение распорядительного заседания суда о предании суду. Именно поэтому в советском уголовном судопроизводстве действует правило, согласно которому при обнаружении в судебном заседании обстоятельств, свидетельствующих об участии в совершении преступления, кроме подсудимого, еще и другого, не привлеченного к уголовной ответственности, лица, суд не может в этом же судебном заседании осудить такое лицо, а должен возбудить в отношении его уголовное дело и направить необходимые материалы либо только об этом лице, либо и о ранее привлеченном для производства дознания или предварительного следствия (ст. 256 УПК РСФСР). В силу ст. 42 Основ в судебном заседании нельзя вернуться к юридической квалификации преступления, данной в обвинительном заключении, но затем измененной судом в распорядительном заседании. При установлении обстоятельств, свидетельствующих о правильности юридической квалификации деяния, содержащейся в обвинительном заключении, но измененной в стадии предания суду, дело должно быть возвращено для производства дополнительного расследования.
Из этого же общего правила вытекает и обязанность суда в случае обнаружения в судебном заседании обстоятельств, указывающих на совершение подсудимым помимо того преступления, за которое его судят, еще и другого преступления, возбудить дело по новому обвинению, направить соответствующие материалы для производства дознания или предварительного следствия в, общем порядке, а в отношении дела по первоначальному обвинению либо продолжить рассмотрение, либо вернуть его для производства дополнительного расследования, если раздельное рассмотрение двух этих дел невозможно (ст. 255 УПК РСФСР).
Ограничение пределов судебного разбирательства именно обвинением, указанным в акте предания суду, является одной из гарантий правосудия, препятствующей внесению в судебное разбирательство недостаточно полно, всесторонне и объективно расследованных дел, и одновременно одной из гарантий прав и законных интересов обвиняемого, ибо ограждает его от вменения непосредственно в суде нового обвинения наряду с ранее предъявленным либо от такого изменения уже предъявленного обвинения, которое ухудшало бы его положение и нарушало его право на защиту.
Вместе с тем по действующему уголовно-процессуальному законодательству допускается и привлечение судом к уголовной ответственности новых лиц, и возбуждение в отношении подсудимого уголовного дела по новому обвинению, и изменение ранее предъявленного ему обвинения, но при этом законодатель неуклонно проводит принцип, что подсудимому и лицам, вновь привлеченным к уголовной ответственности, должна быть обеспечена полная возможность реализовать право на защиту, а положение подсудимого в данном судебном процессе не должно быть ухудшено ни изменением обвинения, ни фактом возбуждения дела по новому обвинению.
Эти положения, не лишая суд возможности всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства каждого дела и принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и к их наказанию, т. е. к выполнению требований ст. ст. 16 и 3 Основ уголовного судопроизводства, направлены на достижение целей советского правосудия и ограждение интересов государства, прав и законных интересов лиц, представших перед судом.
В решениях Верховного Суда СССР и Верховных судов союзных республик неоднократно обращалось внимание нижестоящих судебных органов на необходимость строго соблюдать установленные законом пределы судебного разбирательства.
В советском уголовном процессе суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, не ограничиваясь при этом лишь материалами, уже имеющимися в деле. В судебном заседании могут обнаружиться обстоятельства, в силу которых требуется изменить обвинение, указанное в акте предания суду. Дать исчерпывающий перечень обстоятельств невозможно, так как никакой перечень не может охватить всех ситуаций, возможных в реальной действительности. Но сколь бы разнообразными по содержанию ни были бы эти обстоятельства, отметим, что основанием для изменения обвинения в суде могут служить только объективно установленные факты, а не субъективное усмотрение судей. В формулировке статей, определяющих условия и пределы изменения обвинения в суде, в УПК некоторых союзных республик (например, ст. 274 УПК Азербайджанской ССР и ст. 260 УПК Туркменской ССР) подчеркивается это весьма существенное обстоятельство, причем указывается, что на необходимость изменить обвинение должны указывать данные судебного следствия. В УПК РСФСР (ст. 254), как и в соответствующих статьях УПК большинства других союзных республик, эта положение не нашло прямого выражения, но по существу вопрос. об основаниях к изменению обвинения в суде во всех союзных республиках решается одинаково.
Установленные в ходе судебного следствия факты могут свидетельствовать о необходимости восстановить обвинение, предъявленное на предварительном следствии, а затем измененное в стадии предания суду; вменить подсудимому новые или, наоборот, исключить некоторые вменявшиеся эпизоды; переквалифицировать совершенное им деяние на закон о более тяжком или, напротив, о менее тяжком преступлении (в том числе и переквалифицировать на такие статьи закона, уголовное преследование по которым возможно лишь при наличии жалобы потерпевшего); вменить либо исключить обстоятельства, отягчающие ответственность, или же обстоятельства, смягчающие ее; вменить подсудимому иное обвинение, по фактическим обстоятельствам существенно отличающееся от того, по которому он был предан суду.
В любом из перечисленных случаев по существу имело бы место изменение предъявленного обвинения либо по его фактическому содержанию и объему, либо по его правовым признакам. Но по действующему законодательству в судебном заседании допустимо не всякое изменение.
При определении пределов и характера изменения обвинения, допустимых в стадии судебного разбирательства, законодатель устанавливает, что «изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту», и подчеркивает, что «не допускается изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому обвиняемый предан суду» (ст. 254 УПК РСФСР).
Однако конкретное содержание обстоятельств, подпадающих под эти положения закона, может быть весьма разнообразным. Поэтому представляется необходимым рассмотреть вопрос о том, что же следует понимать под более тяжким обвинением и обвинением, существенно отличающимся по фактическим обстоятельствам, а также в каких случаях и чем именно изменение обвинения в стадии судебного разбирательства может ухудшить положение подсудимого и нарушить его право на защиту.
Обвинение более тяжкое по сравнению с тем, по которому обвиняемый предан суду, — это прежде всего переквалификация содеянного подсудимым на иную статью уголовного закона, предусматривающую ответственность за более тяжкое преступление и угрожающую подсудимому возможностью применения к нему более строгой меры наказания. Например, переквалификация судом действий подсудимого со ст. 103 УК РСФСР на ч. 2 ст. 108 того же Кодекса, как это имело место, в частности, при рассмотрении дела по обвинению Гатальского, что и повлекло отмену приговора Верховным Судом РСФСР.
Более тяжким обвинение должно быть признано и в том случае, если в результате переквалификации деяния подсудимого в стадии судебного разбирательства на иную статью закона, хотя бы и не угрожающую ему более суровой мерой наказания, для него могут наступить иные, более тяжкие и неблагоприятные правовые последствия, например будет исключена возможность применять условно-досрочное освобождение от наказания и замену неотбытой части наказания более мягкой; появятся основания для признания особо опасным рецидивистом.
На необходимость учитывать подобные обстоятельства указывает Верховный Суд РСФСР.
Однако понятие более тяжкого обвинения не обязательно связано с переквалификацией действий подсудимого. Более тяжким обвинение будет и в случае сохранения судом прежней юридической квалификации, но вменения при этом новых фактов преступной деятельности (например, новых эпизодов совершения продолжаемого преступления); не влияющего на квалификацию увеличения суммы материального ущерба, причиненного преступлением; ранее не вменявшихся обстоятельств, отягчающих ответственность (например, совершение преступления в состоянии опьянения).
Более тяжким должно быть признано также обвинение в совершении оконченного преступления вместо обвинения в покушении; обвинение в совершении преступления в качестве его организатора вместо обвинения в совершении того же преступления, но в качестве пособники.
Такая трактовка понятия более тяжкого обвинения подтверждается как уголовно-процессуальным законодательством некоторых союзных республик, так и судебной практикой Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР.
Например, в ч. 1 ст. 260 УПК Туркменской ССР и в ч.1 ст. 274 УПК Азербайджанской ССР отчетливо выражена мысль, что понятие более тяжкого обвинения не исчерпывается только понятием более тяжкого преступления. Об этом свидетельствует то, что в названных статьях, формулировки которых полностью совпадают, указано, что суд выносит определение о направлении уголовного дела для производства дополнительного дознания или предварительного следствия как в случае, когда данные судебного следствия указывают на необходимость изменить обвинение на более тяжкое, так и в случае, когда они указывают на необходимость применить статью уголовного закона, предусматривающую ответственность за более тяжкое преступление. Позиция Верховного Суда СССР по данному вопросу четко выражена, например, в определении по делу Полторацкого. В нем подчеркивается, что установление судом и вменение подсудимому обстоятельств, расширяющих фактический состав обвинения, и при неизменности юридической квалификации действий подсудимого означает переход суда к более тяжкому обвинению. «Если будет установлено, что Полторацкий, наряду с другими повреждениями, причинил Зеленскому также перелом основания черепа, то это обстоятельство при той же юридической квалификации содеянного расширит и усилит его обвинение и повлияет на степень его ответственности, т. е. положение Полторацкого в данном случае ухудшится».
Аналогичную позицию занял и Верховный Суд РСФСР по делу Бузанова, Тельминова и Солодкова, осужденных по п. «а» ст. 102 УК РСФСР.
Обвинением, существенно отличающимся от первоначального по фактическим обстоятельствам, является:
а) обвинение в совершении равного по тяжести, более тяжкого или даже менее тяжкого преступления, но направленного на иной по сравнению с первоначальным обвинением объект посягательства;
б) обвинение в совершении преступления при иной форме вины (например, обвинение в совершении умышленного преступления вместо первоначального обвинения в совершении преступления по неосторожности);
в) обвинение в совершении преступления в другое время, в другом месте, по иным мотивам либо иным способом (если определенный могив или способ совершения преступления предусмотрен в качестве обязательного признака диспозицией той статьи закона, по которой действия обвиняемого квалифицированы при предании суду).
Изменением обвинения на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам Верховный Суд СССР признал и переквалификацию действий подсудимого с п. «б» ст. 102 УК РСФСР (умышленное убийство из хулиганских побуждений) на п. «г» той же статьи (умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью).
Переквалификация деяния на закон о более тяжком преступлении, вменение новых эпизодов или обстоятельств, отягчающих ответственность, ухудшают положение подсудимого и нарушают его право на защиту тем, что могут повлечь применение к нему более суровой меры наказания либо наступление для него иных неблагоприятных и более тяжких правовых последствий.
Изменение обвинения на другое, хотя бы и не более тяжкое, но существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, равно как и осуждение по новому обвинению наряду с ранее предъявленным, ухудшает положение подсудимого и нарушает его право на защиту тем, что в суде возникает обвинение, от которого он ранее не защищался и не готовился к защите.
Представление в суд новых доказательств по сравнению с собранными на предварительном следствии (например, показаний дополнительно допрошенных свидетелей, представленных участниками процесса или истребованных судом новых письменных доказательств), равно как и иная оценка судом обстоятельств, установленных еще в процессе предварительного расследования дела, может поставить суд перед необходимостью не только вменить подсудимому новые эпизоды преступления, но и иначе квалифицировать отдельные эпизоды его преступной деятельности (при этом необходимой может оказаться квалификация их и по такой статье закона, обвинение по которой ранее не предъявлялось).
В последнем случае Пленум Верховного Суда СССР указал, что суд «должен исходить из того, что такое изменение квалификации преступления допустимо лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину при предании суду, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому он был предан суду, а изменение обвинения не ухудшает положение подсудимого и не нарушает его права на защиту».
Таким образом, из изложенного следует, что, если установленные в судебном заседании факты свидетельствуют о необходимости изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам (в любом из указанных ранее вариантов), суд должен направить дело для производства дополнительного расследования или дознания, поскольку в каждом из этих случаев изменение обвинения влечет за собой нарушение права подсудимого на защиту, а потому и ухудшает его положение. Если же изменение обвинения заключается в исключении части его (например, в исключении некоторых эпизодов преступной деятельности, не влияющих на квалификацию преступления) или в исключении признаков преступления, отягчающих ответственность подсудимого (например, совершение преступления из низменных побуждений), суд вправе продолжить судебное разбирательство дела и вынести приговор по новому обвинению (ч. 3 ст. 254 УПК РСФСР).
Общее правило, что изменение обвинения в судебном заседании возможно лишь при условии, если этим не ухудшается положение подсудимого, действует и в случаях, когда речь идет о переквалификации действий подсудимого:
а) об изменении юридической квалификации содеянного без изменения фактического состава вмененных действий. Например, при исключении из обвинения ошибочного применения нескольких статей уголовного закона при квалификации одного преступления или при переквалификации преступления без изменения формулировки обвинения (допустим, при переквалификации действий подсудимого с ч. 1 ст. 243 УК РСФСР на ч. 1 ст. 244 того же УК, поскольку, как это выяснилось на суде, подсудимый и потерпевший не состоят между собой в отношениях подчиненности);
б) об изменении квалификации в связи с изменением формулировки обвинения, но при условии, что новая квалификация существенно не отличается от той, по которой обвиняемый был предан суду (например, исключение обвинения в применении оружия при совершении хулиганских действий и в этой связи переход с ч. 3 ст. 206 УК РСФСР на ч. 2 той же статьи);
в) об изменении квалификации в связи с отпадением некоторых вмененных подсудимому фактических обстоятельств совершения преступлений (например, неподтверждение в судебном заседании фактов, свидетельствующих о сбыте изготовленных подсудимым крепких спиртных напитков домашней выработки и в этой связи переквалификация его действий с ч. 2 ст. 15& УК РСФСР на ч. 1 той же статьи).
«Совершенное преступление, — указал Пленум Верховного Суда СССР,— должно быть квалифицировано в точном соответствии с законом, предусматривающим уголовную ответственность за это деяние, и никакие отступления от этого требования недопустимы». Обстоятельства же, установленные в судебном заседании, могут привести к такому изменению квалификации содеянного подсудимым, при котором изменяется не только материально-правовое содержание обвинения, но и его процессуально-правовой характер. Например, когда установленные в суде обстоятельства свидетельствуют о совершении подсудимым не хулиганских действий (ст. 206 УК РСФСР), а лишь о нанесении им оскорблений потерпевшему (ст. 131 УК РСФСР), что, как известно, относится к так называемым делам частного обвинения и при отсутствии условий, указанных в ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР, может преследоваться лишь при наличии жалобы потерпевшего.
Подобное изменение обвинения в суде, как правило, не ухудшает положения подсудимого, ибо преступные посягательства, отнесенные законом к категории дел так называемого частного обвинения, представляют собой менее тяжкие преступления по сравнению с посягательствами, преследуемыми в порядке публичного обвинения. Вместе с тем особенности процессуальной природы частного обвинения накладывают отпечаток на решение судом вопроса о возможности (изменив квалификацию действий подсудимого) разрешить это дело по существу в данном же судебном заседании. Решение данного вопроса зависит от наличия или отсутствия в деле жалобы потерпевшего.
Пленум Верховного Суда СССР дал судам по этому вопросу следующее разъяснение: «Если суд придет к выводу о необходимости изменения квалификации ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, суд при наличии в деле жалобы потерпевшего или же его устного заявления в судебном заседании о привлечении подсудимого к уголовной ответственности, а также при наличии других оснований, предусмотренных ст. 27 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК других союзных республик, может переквалифицировать действия подсудимого на вышеуказанные статьи уголовного закона и вынести обвинительный приговор.
В таких же случаях, но при отсутствии жалобы потерпевшего суд своим определением прекращает дело производством на основании ст. 5, п. 7, УПК РСФСР и соответствующих статей УПК других союзных республик. Это не лишает потерпевшего права в случае прекращения дела по указанным основаниям обратиться с заявлением о возбуждении дела на общих основаниях».
Основы уголовного судопроизводства и республиканское уголовно-процессуальное законодательство прямо не определяют, в какой части судебного заседания суд может и при наличии оснований обязан изменить обвинение и в каком процессуальном документе это должно быть зафиксировано. Однако косвенный ответ на поставленные вопросы содержится в УПК большинства союзных республик.
Так, в ст. 280 УПК Литовской ССР установлено, что, «если изменение обвинения состоит в исключении из первоначального обвинения части его или обстоятельств, отягчающих ответственность подсудимого, суд вправе продолжать судебное разбирательство дела и вынести приговор по новому обвинению». В ст. 282 УПК Казахской ССР предусмотрено, что, «если данные судебного следствия указывают на необходимость изменить первоначально предъявленное обвинение на новое, предусматривающее более мягкое наказание, суд продолжает дело слушанием и может постановить приговор по новому обвинению при условии, если последнее охватывается фактическими данными первоначально предъявленного обвинения».
Из этих положений УПК Литовской, Казахской, Украинской, Азербайджанской и Туркменской ССР, на наш взгляд, можно сделать вывод, что допустимые по закону изменения обвинения в суде могут быть произведены непосредственно при постановлении приговора и никакого специального определения по этому вопросу по окончании судебного следствия или в какой-то иной момент судебного разбирательства суд выносить не должен. Представляется также, что при решении вопроса о том, в какой момент судебного разбирательства должно быть изменено обвинение и в каком документе это фиксируется, необходимо учитывать и то, что законодатель ряда союзных республик и Пленум Верховного Суда СССР требуют мотивировать решение суда об изменении обвинения именно в приговоре. Если бы суд еще до постановления приговора должен был бы выносить определение об изменении обвинения, то требование мотивировать изменение обвинения в приговоре, вероятно, было бы излишним, ибо такая мотивировка уже была бы приведена в определении, в котором формулируется и обосновывается вывод суда о необходимости изменить обвинение.
Изучение судебной практики также свидетельствует о том, что суды не выносят определений об изменении обвинения, а формулируют свое решение по этому вопросу непосредственно в приговоре. Так, в частности, при изучении 782 уголовных дел, рассмотренных народными судами нескольких областей в 1967—1970 годах, по которым в судебном разбирательстве изменялось обвинение, ни в одном из них не было обнаружено определений об изменении обвинения, вынесенных в судебном заседании. Факт изменения обвинения судом должен повлечь за собой и определенные процессуально-правовые последствия, отражаемые в приговоре.
В соответствии с указаниями Пленума Верховного Суда СССР при изменении обвинения в судебном разбирательстве суд должен в случаях обвинения подсудимого в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными статьями, и неподтверждения в суде обвинения в некоторых из этих преступлений в описательной (описательно-мотивировочной, мотивировочной) части приговора привести мотивы признания подсудимого виновным в одних преступлениях и оправдания по обвинению в других, а в резолютивной части приговора сформулировать решение о признании виновным по одним статьям и об оправдании по другим.
В случаях, когда подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, которые квалифицированы по одной статье уголовного закона (например, несколько краж или несколько эпизодов продолжаемой преступной деятельности), и обвинение в некоторых из них не подтвердилось, требуется указать это в описательной (описательно-мотивировочной, мотивировочной) части приговора и привести мотивы вывода о признании обвинения в этой части необоснованным.
В случаях совершения подсудимым одного преступления, ошибочно квалифицированного по нескольким статьям, следует указать в описательной (описательно-мотивировочной, мотивировочной) части приговора об исключении ошибочно вмененной статьи уголовного закона и привести соответствующие мотивы.
Однако в судебной практике мотивировка изменения обвинения, произведенная судом, содержится далеко не во всех приговорах. Сравнительная распространенность подобного отступления от требования ч. 1 ст. 314 УПК РСФСР опасна и вредна не только тем, что существенно снижает обоснованность и убедительность решений суда об изменении обвинения, а соответственно и воспитательное воздействие приговора, но и тем, что ограничивает возможности влияния судов на улучшение качества работы органов дознания и предварительного следствия путем развернутого анализа допущенных ими ошибок, выразившихся в неправильной квалификации действий обвиняемого либо в неправильном определении фактического содержания и объема вмененного ему обвинения.
При исследовании дела в судебном заседании можно выявить обстоятельства, указывающие на совершение подсудимым,, помимо преступления, составляющего предмет разбирательства и другого преступления, связанного или не связанного с рассматриваемым. Например, рассматривая дело о побеге из места ссылки (ст. 186 УК РСФСР), суд обнаруживает, что после побега подсудимый совершил кражу личного имущества, похитив деньги и личные документы у частного лица (ст. 144 УК РСФСР), по которым и проживал до момента задержания.
Суд, конечно, не может пройти мимо таких фактов, ибо это противоречило бы возложенной на него законом (ст. 3 Основ) обязанности возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления. Вместе с тем даже если эта новое преступление является менее тяжким, чем то, которое составляет предмет данного судебного разбирательства, суд не может тут же предъявить подсудимому новое обвинение, присоединить его к рассматриваемому, а затем вынести приговор по обоим обвинениям.
Уголовно-процессуальное законодательство всех союзных республик обязывает суд в подобной ситуации возбудить дела по новому обвинению и направить необходимые материалы для производства дознания или предварительного следствия в общем порядке. Это позволяет тщательно расследовать обстоятельства совершения нового преступления и обеспечить обвиняемому возможность защищаться от обвинения в совершении этого второго преступления.
Что же касается обвинения, составляющего предмет судебного разбирательства, в ходе которого и возбуждено уголовное дело по новому обвинению, то оно зависит от того, связано ли рассматриваемое судом обвинение с новым и возможно ли их раздельное рассмотрение без ущерба для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, относящихся к каждому из них. «В случае, когда новое обвинение связано с первоначальным - и раздельное их рассмотрение не представляется возможным, все дело должно быть возвращено для производства дополнительного расследования» (ч. 2 ст. 255 УПК РСФСР).
Связь первоначального и нового обвинения может иметь различное конкретное содержание и заключаться в обстоятельствах, относящихся как к объективной, так и к субъективной стороне преступных посягательств, составляющих предмет каждого из этих обвинений. Так, в частности, новое обвинение может быть связано с первоначальным единством действия (например, в случае изнасилования и заражения венерической болезнью); однородностью действий (например, кража имущества, принадлежащего в одном случае государственной, а в другом — кооперативной организации, но в обоих случаях путем злоупотребления доверием); единством намерений (например, при изготовлении оружия с целью совершения разбойного нападения); единством мотивов совершения преступлений (например, оба посягательства совершены из корыстных побуждений).
Решение вопроса о возможности или невозможности раздельного рассмотрения первоначального и нового обвинения принадлежит суду и принимается им с учетом конкретных обстоятельств, с тем чтобы это облегчало возможность более полного, всестороннего и объективного исследования и первоначального и нового обвинений, обеспечивая вынесение правильного решения по каждому из них.
В кодексах некоторых союзных республик подчеркивается, что между первоначальным и новым обвинением должна быть тесная связь (см., на-лример, ч. 2 ст. 276 УПК Азербайджанской ССР, ч. 2 ст. 276 УПК УССР, ч. 2 ст. 261 УПК Туркменской ССР, ч. 2 ст. 216 УПК Эстонской ССР и ч. 2 ст. 283 УПК Казахской ССР). Однако представляется, что вопрос о том, когда при возбуждении дела по новому обвинению необходимо возвращение для дополнительного расследования и, дела, начатого слушанием, в принципе одинаково решен в УПК всех союзных республик, законодательство остальных республик требует возвращения всего дела для расследования по мотивам невозможности раздельного рассмотрения дел по первоначальному и по иовому обвинению. Тот факт, что установленные в судебном заседании обстоятельства указывают на совершение подсудимым еще одного преступления, обвинение в котором ему было предъявлено в стадии предварительного расследования, а затем прекращено органом дознания, следователем или прокурором, не лишает суд права и возможности возбудить в судебном заседании дело и по такому обвинению (п. 10 ст. 5 УПК РСФСР).
При возбуждении дела по новому обвинению в интересах правосудия может возникнуть необходимость изменить меру пресечения в отношении подсудимого. Суд вправе сделать это, руководствуясь ст.ст. 89, 91 и 92 УПК РСФСР.
Если мерой пресечения подсудимому будет избрано заключение под стражу, а дело по первоначальному обвинению будет закончено рассмотрением в данном судебном заседании и завершено обвинительным приговором, такой осужденный до завершения производства по уголовному делу, возбужденному судом, остается в следственном изоляторе.

Продолжение ...



Можно ли обжаловать решение суда о лишении водительских прав?

Что такое «обязательная доля» при наследовании имущества по закону?

В каких случаях можно потребовать компенсацию морального вреда?
Залог

Истец

Задаток

Оферта

Рента

Завещание

Ответчик

Апелляция

Налоги

Алименты

Все термины >>
В каком порядке происходит обжалование решения мирового судьи?

Как правильно следует подавать исковое заявление ответчику в лице организации?

Каким образом решается в суде вопрос о том, с кем останется ребёнок после развода?

Что делать, если после ДТП страховая компания насчитала меньшую сумму денег, чем требуется на ремонт?

Как можно обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции?

Имеет ли право уволенный работник обжаловать приказ об увольнении?
Получение отсрочки от службы в армии

Для чего супругам нужен брачный договор

Вина и ответственность водителя в ДТП

Доверенность на распоряжение вкладом

Порядок оформления земельного участка

Оскорбления в суде: механизм защиты