Нотариусы Москвы
Суды Москвы
Отделения ГИБДД
Отделения БТИ
Отделения ФРС
Другие организации
  Задать вопрос юристу    Юридический практикум    Жалобная книга    Словарь терминов    Юридические статьи    Законодательство    Ответственность  
Права и обязанности нотариусов: что входит в сферу деятельности нотариальных контор? В чем состоит ответственность нотариуса?
Права и обязанности коллекторов: как по закону регламентируется деятельность российских коллекторских агентств?
Права и обязанности судебных приставов: какими нормами следует руководствоваться? Каковы их полномочия?
Как оформлять регистрацию в Москве

Составляем претензию по качеству товара

Как оформить пособие на ребенка

Как составить договор аренды квартиры

Как получить лицензию на торговлю

Порядок оформления перепланировки жилья
Как правильно самому составить исковое заявление в суд, какие при этом потребуются документы и справки.

Должен ли поручитель по договору кредита нести ответственность перед банком в случае смерти должника?

Что лучше предпринять автолюбителю при мелких повреждениях автомобиля во дворе? Рассмотрим варианты.

Есть ли преимущества от страхования гражданской ответственности владельца квартиры? Или это только лишняя трата денег?

Юридическая консультация >> Библиотека юридической литературы >>

Направление дела для дополнительного расследования из распорядительного заседания суда


Алексеев В. Б., Ароцкер Л. Е. и др. "Настольная книга судьи"
(рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции)
Изд-во "Юридическая литература", М., 1972 г.
OCR Yurkonsultacia.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

В руководящих постановлениях Пленума Верховного Суда СССР неоднократно указывалось на необходимость устранения в судебной практике случаев невнимательного, механического подхода к решению вопросов, связанных с преданием обвиняемого суду. Так, в постановлении № 2 Пленума Верховного Суда СССР от 26 марта 1960 г. указывалось, что суды в ряде случаев «принимают к своему рассмотрению дела, по которым в нарушение ст. 14 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик расследование было проведено недостаточно полно или односторонне», что «вышестоящие суды, рассматривая дела в кассационном порядке или в порядке надзора, также нередко проходят мимо этих нарушений и не принимают мер к их устранению».
В постановлении № 2 от 18 марта 1963 г. «О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел» Пленум Верховного Суда СССР указал на необходимость устранить из судебной практики случаи необоснованного предания обвиняемого суду, «тщательно проверять и убеждаться в надлежащей полноте предварительного следствия, обоснованности и правильности предъявленного обвинения и его квалификации». В постановлении отмечается, что «суды должны реагировать на случаи нарушения материальных и процессуальных норм в ходе дознания и предварительного следствия, возвращая в необходимых случаях дела для производства дополнительного расследования».
Поэтому, установив неполноту произведенного дознания или предварительного следствия, существенное нарушение уголовно-процессуального закона при производстве дознания или предварительного следствия, наличие оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в постановлении о предъявлении обвинения или в обвинительном заключении, наличие оснований для привлечения к уголовной ответственности по даннрму делу других лиц, а также неправильное соединение и разъединение дел, суд в соответствии с требованиями норм УПК должен обсудить и решить вопрос о направлении дела для дополнительного расследования.
Решение этого вопроса нередко связано с проверкой достаточности собранных доказательств. Так, в ст. 222 УПК РСФСР указывается, что при решении в распорядительном заседании вопроса о предании обвиняемого суду необходимо выяснить также вопрос о том, собраны ли по делу доказательства, достаточные для его рассмотрения в суде.
В ст. 230 УПК РСФСР указывается, что в определении о предании обвиняемого суду должен содержаться вывод о достаточности доказательств для рассмотрения дела в суде. Однако следует иметь в виду, что в распорядительном заседании в отличие от судебного разбирательства суд, как правило, не вправе входить в оценку доказательств по существу, определять достоверность тех или иных доказательств. Поэтому в практике работы судов нередко возникает вопрос о том, в чем же заключается проверка достаточности доказательств в распорядительном заседании суда, каковы пределы прав и полномочий суда в данной стадии процесса при решении указанного вопроса.
«В распорядительном заседании, — пишет И. М. Гальперин,— суд должен проверить, собраны ли доказательства, которые нужны для правильного разрешения данного дела, допрошены ли, например, свидетели, проведена ли, если в этом была надобность, экспертиза, истребованы ли и приобщены ли к делу письменные доказательства и т. п. Проверяя наличие доказательств, суд должен одновременно убедиться и в надлежащем использовании их источников. Необходимо, в частности, установить, что свидетели действительно допрошены о главных моментах дела, что вопросы, поставленные эксперту, охватывают существенные положения и т. п.
При отсутствии необходимых доказательств, которые не могут быть истребованы и проверены в судебном разбирательстве, дело направляется на доследование...».
Таким образом, решение о предании обвиняемого суду в распорядительном заседании может быть принято только при условии, если материалы дела свидетельствуют о том, что расследование по делу проведено достаточно полно и всесторонне, собранные доказательства достаточны для выяснения в суде всех необходимых вопросов и вынесения законного и обоснованного приговора. В противном случае дело подлежит направлению на дополнительное расследование по основаниям, указанным в соответствующих статьях УПК союзных республик.
В ст. 232 УПК РСФСР дан конкретный перечень оснований, дающих право направлять дело на дополнительное расследование из распорядительного заседания.
Рассмотрим каждое из оснований.
Неполнота произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании (п. 1 ст. 232 УПК РСФСР).
Аналогичное основание для возращения дела на дополнительное расследование предусмотрено и в соответствующих статьях УПК других союзных республик. Однако в УПК большинства союзных республик признано, что неполнота произведенного дознания или предварительного следствия может являться основанием для направления дела на дополнительное расследование лишь в тех случаях, когда она является существенной. Подобное толкование понятия этого основания обусловлено тем, что в соответствующих статьях УПК всех союзных республик говорится о такой неполноте дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании. Поэтому указанное требование закона должно быть критерием при решении вопроса о том, подлежит ли дело возвращению на дополнительное расследование или не подлежит.
Если обнаруженная неполнота дознания или предварительного следствия может быть восполнена в судебном заседании без ущемления прав подсудимого или других участников процесса, она не может быть признана существенной и, следовательно, не имеется оснований для направления дела на дополнительное расследование.
В соответствующих статьях УПК союзных республик говорится, что односторонним или неполно проведенным признается дознание, предварительное или судебное следствие, которые оставили невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло (может) иметь существенное значение при постановлении приговора.
Закон не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, установление которых может иметь существенное значение при постановлении приговора. Вместе с тем в законе (ст. 343 УПК РСФСР) установлено, что дознание или предварительное следствие во всяком случае признается односторонним или неполным, когда по делу: а) не были допрошены лица, чьи показания имеют существенное значение для дела; б) не была проведена экспертиза, когда ее проведение по закону является обязательным; в) не были истребованы документы или вещественные доказательства, имеющие существенное значение; г) не установлены с достаточной полнотой данные о личности обвиняемого.
Наличие хотя бы одного из этих упущений при всех условиях влечет возвращение дела на дополнительное расследование.
Рассмотрим более подробно каждое из оснований.
1. Органами дознания или предварительного следствия не были допрошены лица, чьи показания имеют существенное значение для дела.
Независимо от того, признает ли себя виновным обвиняемый, следователь обязан допросить всех лиц (свидетелей, потерпевших, соучастников преступления), чьи показания имеют существенное значение для дела.
Например, если по делу о причинении телесного повреждения обвиняемый заявил, что его действия были вызваны противоправным нападением со стороны потерпевшего и это обстоятельство может подтвердить его знакомый — очевидец, то следователь обязан допросить этого свидетеля, ибо его показания могут иметь существенное значение при рассмотрении дела в суде. Верить или не верить показаниям свидетеля, подтвердившего показания обвиняемого, — это вопрос, который должен быть разрешен в суде при рассмотрении дела.
Поэтому, если при рассмотрении дела в распорядительном заседании установлено, что не допрошен важный свидетель, дело подлежит направлению на дополнительное расследование.
Показания потерпевшего независимо от тяжести и характера совершенного преступления, как правило, всегда имеют существенное значение для дела. Вот почему, если в ходе следствия не допрошен потерпевший, особенно по делам о таких преступлениях, как изнасилование, причинение телесных повреждений, посягательство на личную собственность граждан,— дело подлежит направлению для производства дополнительного расследования (при условии, что имеется возможность допросить потерпевшего).
Если потерпевший не допрошен в связи с неустановлением его личности или места нахождения, а органами следствия принимались все возможные меры, чтобы допросить потерпевшего, то в таких случаях у суда нет оснований для направления дела на дополнительное расследование.
В тех случаях, когда преступление совершено группой лиц, в ходе следствия необходимо допросить всех участников и соучастников преступления и тщательно выяснить роль каждого в совершении преступления. Если это не сделано, то, как правило, и обвинение предъявляется неконкретное, что является серьезным нарушением требований закона, зачастую препятствующим правильному рассмотрению дела в суде. Поэтому, если показания недопрошенного участника (соучастника) преступления могут иметь существенное значение для правильного рассмотрения дела, суд в распорядительном заседании направляет дело на дополнительное расследование.
Если из материалов дела усматривается, что органами предварительного следствия принимались необходимые меры, чтобы допросить всех участников преступления, а выполнить это не представлялось возможным (например, в связи с тем, что преступник скрылся и установить место его нахождения не удалось), оснований для направления дела на дополнительное расследование не имеется.
Вопрос о возвращении дела на дополнительное расследование из распорядительного заседания суда может возникнуть и в тех случаях, когда лица, чьи показания имеют существенное значение для дела, допрошены явно поверхностно, в результате чего остались невыясненными важные обстоятельства дела или отношение обвиняемого к предъявленному ему обвинению (например, обвиняемый не допрошен по всем пунктам предъявленного ему обвинения; потерпевший не допрошен об обстоятельствах, при которых ему преступлением был причинен физический или материальный вред, и т. п.).
2. В ходе предварительного следствия или дознания не была проведена экспертиза, когда ее проведение по закону является обязательным.
В ст. 79 УПК РСФСР предусмотрены случаи обязательного проведения судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз. В УПК всех союзных республик обязательное проведение судебно-медицинской экспертизы предусмотрено: 1) для установления причин смерти; 2) для установления тяжести2 и характера телесных повреждений; 3) для установления возраста обвиняемого, подозреваемого и потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют.
Кроме того, в УПК некоторых союзных республик предусмотрены и другие случаи обязательного проведения судебно-медицинской экспертизы. Так, согласно ст.ст. 76 УПК УССР, 75 УПК БССР и 67 УПК Узбекской ССР обязательное проведение судебно-медицинской экспертизы предусмотрено для установления половой зрелости потерпевших в тех случаях, когда закон (ст. 120 УК УССР, ст. 117 УК БССР, ст. 95 и ч. 2 ст. 98 УК Узбекской ССР) устанавливает уголовную ответственность за действия, совершенные в отношении лица, не достигшего половой зрелости.
Невыполнение органами следствия требований закона об обязательном назначении и проведении судебно-медицинской экспертизы может явиться серьезным препятствием для рассмотрения дела в суде. Например, по делам об убийстве, доведении до самоубийства, причинении телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, изнасиловании при отягчающих обстоятельствах, связанным с лишением жизни потерпевшей, установление причин смерти является обязательным требованием, ибо в противном случае зачастую не представляется возможным правильно решить вопрос о причинной связи между действиями и наступившим результатом, вопросы квалификации преступления.
Следственная и судебная практика знает немало случаев, когда смерть потерпевшего не находится в причинной связи с действиями обвиняемого. В таком случае наступление смерти потерпевшего не может вменяться в вину обвиняемому. Поэтому если по делам этих и некоторых других категорий в ходе предварительного следствия не проводилась судебно-медицинская экспертиза и нет заключения о причинах смерти, то судить о законности и обоснованности предъявленного обвинения вообще нельзя.
Определение тяжести и характера причиненных телесных повреждений, так же как и установление причин смерти, имеет исключительно важное значение для решения вопроса о виновности обвиняемого, квалификации его преступления и назначении справедливой меры наказания. Без заключения судебно-медицинского эксперта о тяжести телесного повреждения (тяжкие, менее тяжкие или легкие телесные повреждения) не представляется возможным решить вопрос о правильности квалификации таких преступлений, как причинение телесного повреждения, изнасилование, связанное с причинением тяжкого телесного повреждения (по признаку опасности для жизни в момент причинения повреждения или по наступившим последствиям). Зачастую без заключения судебно-медицинского эксперта невозможно отграничить разбой от грабежа, соединенного с насилием, и т. д.
Точное определение характера телесного повреждения нередко является исключительно важным условием для правильного решения вопроса о виновности обвиняемого. Например, заключение судебно-медицинского эксперта о характере раны может являться доказательством того, что телесные повреждения причинены потерпевшему ножом, обнаруженным при обыске в квартире обвиняемого, или исключить возможность причинения повреждения этим ножом.
Установление путем проведения судебно-медицинской экспертизы возраста обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда отсутствуют соответствующие документы, обязательно, например, в следующих случаях:
а) когда для решения вопросов о подследственности дела или квалификации преступления имеет значение то обстоятельство, совершил ли обвиняемый (подозреваемый) преступление до достижения им совершеннолетия или после достижения совершеннолетия. Это важно знать потому, что расследование и рассмотрение дел о преступлениях несовершеннолетних имеет ряд особенностей (расследование по делам этой категории вправе проводить только органы прокуратуры; органы следствия обязаны обеспечить участие в деле защитника с момента предъявления обвинения несовершеннолетнему и др.), несоблюдение которых может привести к возвращению дела на дополнительное расследование;
б) когда необходимо убедиться, подлежит ли несовершеннолетний привлечению к уголовной ответственности по возрасту (в соответствии со ст. 10 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик);
в) когда правильность данных о возрасте обвиняемого (подозреваемого), сообщенных им органам следствия, вызывает обоснованное сомнение в правильности установления личности совершившего преступление.
Возраст потерпевшего (если об этом отсутствуют соответствующие документы) необходимо устанавливать в тех случаях, когда возраст потерпевшей (потерпевшего) является критерием для решения вопроса о том, имеется ли в определенных действиях состав преступления, а также для правильного решения вопроса о квалификации преступления. Например, большинство УК союзных республик предусматривает ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста. Изнасилование несовершеннолетней является более опасным преступлением, чем изнасилование взрослой женщины. Поэтому квалификация преступления по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (по этому признаку) предусматривает более тяжкое наказание, чем по ч. 1 или ч. 2 этой статьи.
В тех союзных республиках, в которых критерием уголовной ответственности по делам этой категории является половая зрелость (например, в УССР, БССР и Узбекской ССР), судебно-медицинская экспертиза должна быть проведена независимо от возраста потерпевшей, если имеются основания сомневаться, достигла ли она половой зрелости.
Обязательное проведение судебно-психиатрической экспертизы в УПК всех союзных республик предусмотрено для определения психического состояния обвиняемого или подозреваемого в тех случаях, когда возникает сомнение по поводу его вменяемости или способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими.
Мнение суда по поводу вменяемости подозреваемого или обвиняемого и его способности к моменту производства по делу отдавать себе отчет в своих действиях или руковрдить ими, конечно, может не совпадать с мнением следователя или прокурора по этому вопросу, не нашедшего основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы.
Поэтому с учетом того, что вопросы, связанные с преданием обвиняемого суду, рассматриваются только по материалам уголовного дела в отсутствие обвиняемого, решение о возвращении дела на дополнительное расследование по основаниям непроведения судебно-психиатрической экспертизы может быть принято только при наличии в деле конкретных, убедительных данных (справок о состоянии здоровья, записей в истории болезни и др.), вызывающих обоснованное сомнение в психической полноценности обвиняемого.
В случаях, когда возникает сомнение в способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания, должна быть назначена или судебно-психиатрическая (для определения психического состояния), или судебно-медицинская (для определения физического состояния) экспертиза.
Судебно-медицинская экспертиза в отношении свидетеля или потерпевшего обязательно должна быть назначена в тех случаях, когда в интересах установления истины по делу возникает необходимость проверить состояние органов чувств этих лиц (например, способность правильно воспринимать и отличать различные цвета, шумы, голоса людей, звуки, состояние зрения).
Необходимость проверить состояние органов чувств (особенно органов зрения и слуха) может возникнуть по делам различных категорий, например по делам об автоавариях, о нарушении правил техники безопасности.
Так, если по делу об автоавариях в ходе следствия имеются данные о том, что потерпевший является глухим (полностью или частично), и это обстоятельство может иметь значение при решении вопроса о виновности водителя автомашины, то органы следствия обязаны назначить по такому делу судебно-медицинскую экспертизу. Невыполнение этого требования является основанием для возвращения дела на дополнительное расследование из распорядительного заседания суда.
Таковы основные вопросы, связанные с обязательным проведением по делу судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы.
Необходимо отметить, что в УПК некоторых союзных республик, кроме случаев обязательного проведения этих двух видов экспертиз, предусмотрено, что экспертиза является обязательной:
1) для проверки оспариваемых обвиняемым документов ревизии, произведенной без его участия, если эти результаты послужили основанием к возбуждению уголовного дела (ст. 73 УПК Азербайджанской ССР);
2) по делам о подделке денежных знаков и ценных бумаг (ст. 86 УПК Литовской ССР);
3. В ходе дознания или предварительного следствия не были истребованы документы или вещественные доказательства, имеющие существенное значение.
Понятие вещественных доказательств дано в ст. 83 УПК РСФСР. О понятии и значении документов говорится в ст. 88 УПК РСФСР.
Документы в зависимости от их значения и характера могут быть получены как путем их истребования, так и путем выемки. Процессуальный порядок изъятия вещественных доказательств и выемки документов, их осмотра и хранения регламентируется ст.ст. 83—85, 167—174 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК других союзных республик.
По всем делам о преступлениях несовершеннолетних должно быть приобщено свидетельство о рождении лица, совершившего преступление в возрасте до 18 лет.
По делам о хищениях, совершенных путем злоупотребления служебным положением, как правило, должна быть проведена документальная ревизия, к делу приобщен соответствующий акт о результатах ревизии.
Официальная справка о том, что в день, когда было совершено преступление, подозреваемый или обвиняемый находился в больнице, может подтвердить его алиби.
Справка о стоимости похищенного имущества может иметь значение для правильной квалификации преступления, определения суммы причиненного материального ущерба, а также при решении вопроса о назначении осужденному меры наказания.
Документы, сохраняющие на себе следы преступления (исправления, подчистки, дописки, отпечдтки пальцев и т. д.) или являющиеся объектами преступных действий обвиняемого, а также обладающие другими признаками, указанными в ст. 83 УПК РСФСР, являются вещественными доказательствами. Поэтому по делам о хищениях, совершенных путем подделки документов, органы следствия обязаны изъять, исследовать и приобщить эти документы (фиктивные наряды, накладные, счета, кассовые, приходные и расходные ордера, списки о выплате заработной платы и др.) к делу.
Если суд при рассмотрении дела в распорядительном заседании придет к выводу, что не приобщенные к делу вещественные доказательства (например, нож, который является орудием убийства) или документы имеют существенное значение для решения в суде вопроса о виновности обвиняемого, квалификации преступления или определения меры наказания, он должен вернуть дело на дополнительное расследование.
4. Органами дознания или предварительного следствия не установлены с достаточной полнотой данные о личности обвиняемого. Тщательное выяснение данных о личности обвиняемого имеет важное значение не только при определении меры наказания, но и при формировании внутреннего убеждения судей об обоснованности предъявленного обвинения и виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, а также для правильного решения ряда других вопросов, имеющих значение для дела. Наличие прежних судимостей имеет значение при решении вопросов о квалификации некоторых преступлений по признаку повторности, признании осужденного особо опасным рецидивистом, определении вида исправительно-трудовой колонии, а также при решении вопросов, связанных с применением давности, условно-досрочным освобождением осужденного от наказания и др. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 8 от 3 июля 1963 г. «О судебной практике по признанию лиц особо опасными рецидивистами» с изменениями, внесенными постановлением Пленума № 3 от 18 марта 1970 г., указывается, что при обсуждении вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом суд должен учитывать данные о личности подсудимого. Поэтому суды обязаны требовать от органов следствия приобщения к делу копий приговоров и других документов, которые могут иметь значение для решения вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом.
О важности и значении данных, характеризующих личность осужденного, при решении вопросов, связанных с определением вида исправительно-трудовой колонии, а также условно-досрочным освобождением осужденных от отбывания наказания, неоднократно говорилось во многих постановлениях Пленума Верховного Суда СССР.
Пленум Верховного Суда СССР указал судам на недопустимость принятия к своему рассмотрению дел, по которым с достаточной полнотой не установлены данные о личности обвиняемого.
В п. 4 постановления № 4 Пленума Верховного Суда СССР от 4 июня 1960 г. «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» указывается: «Суды должны учесть, что по делам об убийстве имеет серьезное значение выяснение данных о личности подсудимого, которые должны включать не только сведения о его имени, отчестве, фамилии и возрасте, но и данные о его семейном положении, о его занятиях, об отношении к производству, о поведении в быту, о его прошлом, а также иные сведения, положительно или отрицательно характеризующие подсудимого. Равным образом надлежит тщательно исследовать данные, относящиеся к личности потерпевшего и его поведению во время происшествия. Выявление всех этих данных необходимо не только для определения степени общественной опасности подсудимого и для учета при назначении наказания, но в ряде случаев может иметь значение для раскрытия обстоятельств преступления и в особенности мотивов его совершения.
Указания Пленума Верховного Суда СССР о значении данных, характеризующих личность обвиняемого по делам об убийствах, в полной мере можно отнести и к делам других категорий.
Вопрос о том, с достаточной ли полнотой органами следствия установлены данные о личности обвиняемого, которыми должен располагать суд при рассмотрении дела, решается в распорядительном заседании в зависимости от конкретных обстоятельств дела — характера и опасности совершенного преступления, значения этих данных для правильного решения указанных вопросов при рассмотрении дела в суде, убедительности собранных данных, имеющихся в материалах дела, и т. д.
5. Иные существенные недостатки, относящиеся к неполноте дознания или предварительного следствия, которые могут являться основанием для возвращения дела на дополнительное расследование из распорядительного заседания суда.
Как уже отмечалось, рассмотренные пробелы дознания и предварительного следствия при всех условиях влекут возвращение дела для производства дополнительного расследования.
Кроме указанных безусловных оснований, могут быть и другие основания, относящиеся к неполноте произведенного дознания или предварительного следствия, которые влекут возвращение дела для дополнительного расследования.
Например, существенная неполнота произведенного дознания и предварительного следствия может заключаться и в том, что не выяснялись и не отражались в материалах дела существенные признаки преступления, причинная связь между действиями обвиняемого и наступившими последствиями. Все это нередко затрудняет решение вопроса о том, содержит ли деяние, вмененное в вину обвиняемому, состав преступления. Поэтому уголовное дело может быть возвращено на дополнительное расследование, если, например:
по делу о злоупотреблении должностного лица своим служебным положением в ходе следствия не проверялось наличие обязательных признаков преступления (корысть или иная личная заинтересованность, факт причинения действиями обвиняемого существенного вреда государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и интересам граждан) и об этом не указано ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении;
по делу о взяточничестве не проверялось и не отражено в обвинительном заключении, за что была дана (получена) взятка;
по делу о халатном исполнении своих служебных обязанностей в ходе следствия не проверялась причинная связь между невыполнением или ненадлежащим выполнением должностным лицом своих служебных обязанностей и наступившими последствиями;
по делу о спекуляции не проверялось, была ли у обвиняем мого уже во время покупки предмета цель продать его по более высокой цене с целью наживы;
по делу об изнасиловании не проверялось, применял ли обвиняемый в отношении потерпевшей физическое насилие, угрозу или использовал ее беспомощное состояние и т. д.
Если такого рода вопросы в ходе следствия не проверялись,, то практически не представляется возможным решить вопрос о предании обвиняемого суду, а поэтому дело подлежит возвращению на дополнительное расследование.
Необходимо отметить, что иногда суды необоснованно возвращают дела на дополнительное расследование.
Так, суды иногда без достаточных к тому оснований возвращают дела на дополнительное расследование по той причине, что следователем, по мнению суда, не было принято достаточных мер для обеспечения гражданского иска и конфискации имущества. В соответствии со ст. 233 УПК РСФСР в случае непринятия лицом, производящим дознание, или следователем мер, обеспечивающих возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, или возможной конфискации имущества, если такие меры не могут быть приняты непосредственно судом, судья или суд в распорядительном заседании обязывает соответствующие органы принять необходимые меры обеспечения, не возвращая дело на дополнительное расследование.
б. Существенное нарушение уголовно-процессуального закона при производстве дознания или предварительного следствия (п. 2 ст. 232 УПК РСФСР).
На необходимость строгого соблюдения уголовно-процессуального закона во всех стадиях деятельности суда неоднократно указывал Пленум Верховного Суда СССР, в частности в постановлении № 2 от 18 марта 1963 г. «О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел». В нем указывалось: «Иногда суды принимают в качестве доказательств материалы, добытые с нарушением порядка, установленного законом...
Некоторые судьи считают допустимым так называемые незначительные отступления от требований процессуального закона, забывая о том, что неукоснительное соблюдение предусмотренной законом процессуальной формы является непременным условием установления истины по делу и принятия правильного решения».
Понятие существенного нарушения уголовно-процессуального закона дано в ст. 345 УПК РСФСР. Правда, в ней говорится о существенных нарушениях закона, влекущих отмену приговора при рассмотрении дела в кассационном порядке. Однако понятие существенного нарушения уголовно-процессуального закона, которое содержится в ч. 1 этой статьи, полностью относится и к нарушениям, влекущим возвращение дела на дополнительное расследование из распорядительного заседания суда.
Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона при производстве дознания или предварительного следствия признаются такие нарушения требований уголовно-процессуального кодекса, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав обвиняемого или других участников процесса могут повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.
Прежде чем приступить к анализу оснований для направления дела на дополнительное расследование, отметим, что установить строгую грань между ними и уже рассмотренным комплексом оснований — существенной неполнотой предварительного следствия или дознания — очень трудно, ибо грубое нарушение требований ст. 14 Основ уголовного судопроизводства о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела также есть существенное нарушение уголовно-процессуального закона.
Вместе с тем характер того или иного нарушения закона позволяет условно, разграничить эти основания, хотя такое разграничение в определенной степени является неточным, особенно в случаях, когда налицо как существенная неполнота дроизве-денного дознания или предварительного следствия, так и существенное нарушение уголовно-процессуального закона. «Вопросы, которые должны быть решены в стадии предания суду,— указывает И. Д. Перлов, — могут быть разделены на две группы: 1) вопросы, цель которых выяснить, нет ли каких-либо препятствий к рассмотрению дела в судебном заседании; 2) вопросы, цель которых проверить, соблюдены ли при расследовании дела все требования уголовного и уголовно-процессуального закона».
Таким образом, если неполнота и односторонность произведенного дознания или предварительного следствия характеризуются тем, что некоторые следственные действия выполнены поверхностно или не выполнены вообще, в результате чего остались неисследованными обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, то существенное нарушение уголовно-процессуального закона означает, что: а) важные следственные действия, хотя они и произведены в ходе дознания или предварительного следствия, но выполнены с грубым нарушением установленного законом процессуального порядка; б) органы дознания или предварительного следствия не выполнили такие требования закона, которые они обязаны были выполнить для обеспечения процессуальных прав обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца или других участников процесса.
Закон не содержит перечня таких нарушений уголовно-процессуального закона при производстве дознания или предварительного следствия, которые при всех условиях влекут направление дела на дополнительное расследование. В соответствующих статьях УПК большинства союзных республик подчеркивается, что существенное нарушение уголовно-процессуального закона может служить основанием для возвращения дела на дополнительное расследование только в том случае, если это нарушение препятствует рассмотрению дела в суде или может отрицательно повлиять на законность и обоснованность приговора.
В комментарии к ст. 232 УПК РСФСР указывается на следующие нарушения уголовно-процессуального закона, которые при всех условиях влекут возвращение дела для производства дополнительного расследования: а) отсутствие на предварительном следствии защитника в случаях, когда его участие по закону обязательно; б) непредъявление обвиняемому или его защитнику материалов уголовного дела; в) непредъявление обвинения; г) производство дознания или предварительного следствия лицом, подлежавшим отводу; д) непривлечение переводчика в случаях, когда участие его обязательно.
Рассмотрим более подробно каждое из этих оснований.
Отсутствие на предварительном следствии защитника в случаях, когда его участие по закону обязательно.
Согласно ст. 22 Основ уголовного судопроизводства участие защитника на предварительном следствии является обязательным по делам несовершеннолетних, немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту. В этих случаях следователь обязан обеспечить участие защитника по делу с момента предъявления обвинения (ст. 47 УПК РСФСР).
По делам лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, а также лиц, обвиняемых в совершений преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь, участие защитника является обязательным с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления обвиняемому для ознакомления всего производства по делу.
Обязательное участие защитника в деле может иметь место и в других случаях, определяемых законодательством союзных республик. Отступление от этого требования является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и основанием для возвращения дела на дополнительное расследование.
Непредъявление обвиняемому или его защитнику материалов уголовного дела.
Закон (ст. 201 УПК РСФСР) обязывает следователя по окончании предварительного следствия ознакомить обвиняемого и его защитника, если он приглашен к участию в деле, со всеми материалами уголовного дела.
Обвиняемый вправе в процессе ознакомления с материалами уголовного дела выписывать из него необходимые сведения, заявлять ходатайства о дополнении предварительного следствия и т. д.
Защитник обвиняемого имеет право иметь свидание с обвиняемым наедине; выписывать из материалов дела необходимые сведения; заявлять ходатайства о производстве следственных действий, истребовании и приобщении к делу доказательств; заявлять отвод следователю, прокурору, эксперту и переводчику; приносить прокурору жалобы на действия следователя; присутствовать с разрешения следователя при производстве следственных действий, выполняемых по ходатайствам, заявляемым обвиняемым и его защитником, и др.
В случае непредъявления обвиняемому и его защитнику материалов уголовного дела — налицо грубое нарушение процессуальных прав, лишение обвиняемого права на защиту от предъявленного обвинения. Поэтому невыполнение таких требований закона при всех условиях влечет возвращение дела на дополнительное расследование.
Непредъявление обвинения.
Согласно ст. 42 Основ уголовного судопроизводства разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, По которому они преданы суду. Поэтому если лицу, совершившему преступление, не было предъявлено обвинение, то дело вообще не может быть предметом судебного разбирательства даже в том случае, если лицо, подозреваемое в совершении преступления, арестовано и находится под стражей.
Вопросы, связанные с предъявлением обвинения, изложены в ст. ст. 148—152 УПК РСФСР.
Производство дознания или предварительного следствия лицом, подлежавшим отводу.
Согласно ст. 64 УПК РСФСР следователь или лицо, производящее дознание, не может принимать участия в расследовании дела при наличии тех же оснований, которые устраняют судью от участия в рассмотрении уголовного дела (ст. 59 УПК РСФСР).
При наличии оснований для отвода следователь или лицо, производящее дознание, обязаны устраниться от участия в деле. По тем же основаниям им может быть заявлен отвод подозреваемым, обвиняемым, защитником, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями. Установив в распорядительном заседании нарушение требований ст. 64 УПК РСФСР, суд принимает решение о направлении дела на дополнительное расследование.
Непривлечение переводчика в случаях, когда участие его обязательно.
Законом (ст. 17 УПК РСФСР) установлено, что участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право пользоваться услугами переводчика.
Эти требования закона распространяются также на лиц немых и глухих (ст. 57 УПК РСФСР).
Закон (ст. 134 УПК РСФСР) обязывает следователя и лицо, производящее дознание, в случаях, предусмотренных ст.ст. 17 и 57 УПК РСФСР, при допросах и иных следственных действиях приглашать переводчика или лицо, понимающее знаки немого или глухого. Кроме этих нарушений, влекущих при всех условиях возвращение дела на дополнительное расследование, суд может признать существенными и другие нарушения уголовно-процессуального закона, также влекущие возвращение дела на доследование, например:
1) дознание или расследование проводилось и было окончено без возбуждения уголовного дела. При таком нарушении требований уголовно-процессуального закона (ст. 3 УПК РСФСР) все следственные действия являются незаконными;
2) по делу проводилось только дознание, хотя согласно закону необходимо было произвести предварительное следствие (ст.ст. 120 и 126 УПК РСФСР).
Указанное нарушение является существенным потому, что правила производства дознания являются более упрощенными, чем правила производства предварительного следствия, а именно: при производстве дознания не требуется выполнять некоторые процессуальные действия, имеющие существенное значение для обеспечения прав участников процесса по делам, по которым обязательно предварительное расследование. Например, при производстве дознания защитник не участвует; потерпевший, гражданский истец и их представители, хотя и извещаются об окончании дознания и направлении дела прокурору, но с материалами дела не знакомятся (ст. 120 УПК РСФСР);
3) следствие по делу, подследственному следователю прокуратуры (например, по делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним), проводилось следователем другого следственного аппарата (органов МВД или КГБ).
4) экспертиза проводилась лицом, подлежащим отводу (ст. 67 УПК РСФСР);
5) следователем или лицом, производившим дознание, грубо нарушены права обвиняемого, которыми он вправе пользоваться при назначении и производстве экспертизы (ст. ст. 185 и 193 УПК РСФСР);
6) участие при производстве дознания или предварительного следствия переводчика, подлежащего отводу (ст. 66 УПК РСФСР);
7) лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, не признано потерпевшим по делу (ст. 136 УПК РСФСР) и ему не разъяснены права потерпевшего;
8) в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не разграничено обвинение, хотя обвиняемому инкриминировано совершение нескольких преступлений, подпадающих под действие разных статей уголовного закона (ч. 2 ст. 144 УПК РСФСР).
Нарушение органами дознания или предварительного следствия этого требования уголовно-процессуального закона может лишить суд возможности в распорядительном заседании принять решение о предании обвиняемого суду, а при рассмотрении дела в суде — вызвать сомнения в части пределов предъявленного обвинения;
9) не выполнены требования закона (ст. 200 УПК РСФСР) об обязательном уведомлении потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей об окончании предварительного следствия и этим лицам не разъяснены их процессуальные права, предусмотренные законом;
10) после объявления об окончании предварительного следствия проводились следственные действия, а лица, указанные в ст. ст. 200 и 201 УПК РСФСР, не были ознакомлены с этими дополнительными материалами дела;
11) важные процессуальные документы (протоколы допросов, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение и др.) не подписаны следователем или не утверждены прокурором, когда это требуется по закону (ст. ст. 205, 214 и др. УПК РСФСР).
Участие в деле эксперта или переводчика, подлежащего отводу, может быть основанием для возвращения дела на дополнительное расследование из распорядительного заседания суда, если это явно вытекает из материалов уголовного дела (например, лицо, назначенное экспертом, производило по данному делу ревизию, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела). Если этот вопрос являлся предметом обсуждения в ходе следствия и было признано, что оснований для отвода этих лиц не имеется, суд в распорядительном заседании не вправе вернуть дело на дополнительное расследование. В таком случае вопрос о правомерности участия этих лиц в деле должен быть решен при рассмотрении дела в суде.
Кроме перечисленных и некоторых других случаев существенного нарушения уголовно-процессуального закона дело может быть возвращено прокурору, если обвинительное заключение составлено с грубым нарушением требований закона {ст. 205 УПК РСФСР). Например, не указаны: мотивы, место, время и способ совершения преступления; доказательства, подтверждающие факт совершения преступления и виновность обвиняемого; доводы, приведенные обвиняемым в свою защиту, и результаты их проверки; несоответствие резолютивной части обвинительного заключения постановлению о предъявлении обвинения (по обвинительному заключению обвиняемому инкриминированы такие действия, которые не указаны в постановлении о предъявлении обвинения, или применен закон о более тяжком преступлении) и др.
В УПК союзных республик, за исключением УПК Туркменской ССР, вопросы, связанные с возвращением в указанных случаях дела прокурору, не регламентированы.
Наличие оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении (п. 3 ст. 232 УПК РСФСР).
Аналогичное основание для возвращения дела на дополнительное расследование имеется во всех УПК союзных республик. Общие принципы, которыми необходимо руководствоваться при решении вопроса о возвращении дела на дополнительное расследование по этим основаниям, закреплены в ст. 255 УПК РСФСР. В частности, в ч. 2 этой статьи сказано, что «в случае, когда новое обвинение связано с первоначальным и раздельное их рассмотрение не представляется возможным, все дело должно быть возвращено для производства дополнительного расследования». Хотя указанная статья регулирует вопросы, связанные с возбуждением уголовного дела по новому обвинению при судебном рассмотрении дела, принцип, закрепленный в ч. 2 указанной статьи, должен соблюдаться и при решении этого вопроса в распорядительном заседании суда.
Статьей 42 Основ уголовного судопроизводства и ст. 254 УПК РСФСР установлено, что разбирательство дела в суде производится только по тому обвинению, по которому лицо предано суду; изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.
Если изменение обвинения влечет за собой нарушение права подсудимого на защиту, суд направляет дело на дополнительное расследование.
По общему правилу следует считать, что положение подсудимого ухудшается в случаях: 1) применения закона, который подсудимому угрожает более тяжкой мерой наказания; 2) применения закона о более тяжком преступлении, хотя подсудимому этот закон не угрожает более тяжкой мерой наказания, и 3) осуждения подсудимого по обвинению, которое ему ранее не предъявлялось.
Согласно ч. 3 ст. 36 Основ уголовного судопроизводства и ст. 227 УПК РСФСР суд в распорядительном заседании вправе исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, с тем чтобы новое обвинение по своим фактическим обстоятельствам не отличалось существенно от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении.
Таким образом, установив в распорядительном заседании необходимость изменения обвинения или предъявления обвиняемому другого обвинения, суд должен обсудить вопрос о том, возможно ли это сделать при рассмотрении дела в суде без ущемления прав подсудимого. Если невозможно, дело подлежит возвращению на дополнительное расследование.
При обсуждении указанного вопроса суд должен иметь в виду, что решение о возвращении дела по данному основанию на дополнительное расследование из распорядительного заседания суда не может быть основано на выводах, вытекающих из оценки доказательств по существу и суждений о виновности обвиняемого.
Например, суд в распорядительном заседании не вправе сделать вывод о том, что, судя по материалам дела: а) лицо, обвиняемое по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР в изнасиловании, должно было знать, что потерпевшая является несовершеннолетней, и поэтому его преступление следует квалифицировать по ч. 3 этой же статьи, предусматривающей более тяжкое наказание; б) действия обвиняемого в совершении умышленного убийства следует рассматривать как совершенные с особой жестокостью, хотя такой отягчающий признак не инкриминировался обвиняемому в ходе расследования. Подобные выводы могут быть сделаны только при рассмотрении дела в суде.
В каких же случаях суд в распорядительном заседании может вернуть дело на дополнительное расследование по этим основаниям? Суд может вернуть дело на дополнительное расследование в случаях, если из материалов уголовного дела бесспорно усматривается, что имеются основания для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам дела от ранее предъявленного. Например, органами следствия признано (и это отражено в обвинительном заключении), что преступные действия (хищение, убийство, изнасилование и др.) совершены при отягчающих обстоятельствах, указанных в законе, а содеянное квалифицировано без учета этих обстоятельств.
Дело подлежит направлению на дополнительное расследование также в тех случаях, когда возможное предъявление другого обвинения может повлиять на квалификацию уже предъявленного обвинения (например, по признакам совершения преступления в группе, повторно, совершения хищения в крупном или особо крупном размере, совершения преступления особо опасным рецидивистом и т.д.), определение меры наказания или вида исправительно-трудовой колонии и таким образом ухудшить положение обвиняемого.
В судебной практике нередко возникает вопрос о том, вправе ли суд в распорядительном заседании восстановить квалификацию деяния, содержавшуюся в постановлении следователя или лица, производившего дознание, о привлечении в качестве обвиняемого, если прокурор при утверждении обвинительного заключения изменил квалификацию и применил закон о менее тяжком преступлении? На поставленный вопрос необходимо ответить отрицательно, ибо такое изменение обвинения означало бы применение судом закона о более тяжком преступлении и ухудшило бы положение обвиняемого.
Наличие оснований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу других лиц при невозможности выделить о них материалы дела (п. 4 ст. 232 УПК РСФСР).
Дело по этому основанию может быть возвращено на дополнительное расследование при наличии двух условий: а) имеется основание для привлечения к уголовной ответственности одного или нескольких лиц по тому же делу, по которому привлечен обвиняемый, и б) выделить материалы дела в отношении других лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, не представляется возможным. Например, по делу о взяточничестве без достаточных к тому оснований не привлечен к уголовной ответственности посредник или взяткодатель.
При отсутствии хотя бы одного из этих условий оснований для возвращения дела на дополнительное расследование нет. Например, дело о хищении не может быть возвращено на дополнительное расследование только по той причине, что не привлечен к уголовной ответственности сторож или работник охраны, допустивший недобросовестное отношение к охране государственного или общественного имущества (ст. 100 УК РСФСР), или ревизор, своевременно не обнаруживший при производстве ревизии недостачу материальных ценностей. Однако, если из материалов дела бесспорно усматривается, что эти лица являются соучастниками преступления, дело может быть направлено на дополнительное расследование.
Неправильное соединение или разъединение дел (п. 5 ст. 232 УПК РСФСР).
Прежде чем решить вопрос о возвращении дела на дополнительное расследование по названному основанию, необходимо ознакомиться с правилами соединения и разъединения уголовных дел.
Согласно ст. 26 УПК РСФСР в одном производстве могут быть соединены лишь дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений или же дела по обвинению одного лица в совершении нескольких преступлений, а равно в заранее не обещанном укрывательстве этих же преступлений и недонесении о них.
Выделение дела допускается только в случаях, вызываемых необходимостью, если это не отразится на всесторонности, полноте и объективности исследования и разрешения дела.
Выделение дела допускается, например, в следующих случаях:
а) если один из обвиняемых заболел болезнью, которая согласно закону дает основание для приостановления производства в отношении его; б) если обвиняемый скрылся и принятыми мерами не удалось его обнаружить (при условии, что все следственные и оперативно-розыскные возможности полностью исчерпаны и выделение не препятствует рассмотрению дела в суде в отношении остальных обвиняемых).
Дело подлежит возвращению на дополнительное расследование: а) если без достаточных к тому оснований выделено дело в Отношении участников или соучастников преступления (например, по делу о групповом хищении государственного имущества необоснованно выделено дело в отношении одного из расхитителей; по делу о взяточничестве безх достаточных к тому оснований выделено дело в отдельное производство в отношении взяткодателя); б) если в отношении одного и того же лица расследуется или окончено расследованием другое дело, а раздельное рассмотрение этих дел в суде может отрицательно повлиять на квалификацию преступления, правильность определения меры наказания или избрания вида исправительно-трудовой колонии; в) если в ходе дознания или предварительного следствия по расследуемому делу возбуждено уголовное дело в отношении свидетеля и эти дела объединены в одном производстве (по одному и тому же делу лицо не может быть свидетелем и обвиняемым); г) если в результате соединения дел обвиняемый по тому же делу должен быть признан и потерпевшим, а потерпевший в то же время является и обвиняемым. Такое положение может иметь место в случае объединения в одном производстве уголовных дел о посягательстве на жизнь или здоровье работника милиции с превышением власти со стороны того же работника милиции в отношении посягавшего; о неповиновении (ст. 238 УК РСФСР) и превышении власти (ст. 260 УК РСФСР) и др.; д) если в одно производство объединены дела о преступлениях нескольких лиц только по признаку совпадения места совершения преступления (например, в отношении нескольких продавцов одного и того же магазина, самостоятельно занимавшихся обманом покупателей, подделкой документов, хищением; в отношении нескольких спекулянтов, задержанных на одном и том же месте, и т.д.).
Обсуждая и разрешая в распорядительном заседании вопрос о необходимости разъединения или объединения уголовных дел, суд должен исходить из того, что решение о возвращении дела (дел) на дополнительное расследование по этому основанию может быть принято в том случае, если неправильное соединение или разъединение в ходе дознания или предварительного следствия уголовных дел может отрицательно повлиять на законность и обоснованность приговора или ущемляет законные права и интересы кого-либо из участников процесса.

Продолжение ...


Заявка на бесплатную консультацию


Если Вы живете в Москве или Санкт-Петербурге (а также в их областях и некоторых других регионах - см. список в форме заявки) и хотите обратиться с каким-либо вопросом к юристу или адвокату, то у Вас есть возможность получить бесплатную юридическую консультацию.

Для этого нужно либо заполнить и отправить находящуюся ниже форму заявки на консультацию, либо (для тех, кто является жителем Москвы или Санкт-Петербурга) просто позвонить по бесплатным телефонам юридической помощи в Москве: (499) 703-15-39 или в Санкт-Петербурге: (812) 309-86-84

Можно ли обжаловать решение суда о лишении водительских прав?

Что такое «обязательная доля» при наследовании имущества по закону?

В каких случаях можно потребовать компенсацию морального вреда?
Залог

Истец

Задаток

Оферта

Рента

Завещание

Ответчик

Апелляция

Налоги

Алименты

Все термины >>
В каком порядке происходит обжалование решения мирового судьи?

Как правильно следует подавать исковое заявление ответчику в лице организации?

Каким образом решается в суде вопрос о том, с кем останется ребёнок после развода?

Что делать, если после ДТП страховая компания насчитала меньшую сумму денег, чем требуется на ремонт?

Как можно обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции?

Имеет ли право уволенный работник обжаловать приказ об увольнении?
Получение отсрочки от службы в армии

Для чего супругам нужен брачный договор

Вина и ответственность водителя в ДТП

Доверенность на распоряжение вкладом

Порядок оформления земельного участка

Оскорбления в суде: механизм защиты