Нотариусы Москвы
Суды Москвы
Отделения ГИБДД
Отделения БТИ
Отделения ФРС
Другие организации
  Юридический инстаграм    Практикум    Жалобная книга    Словарь терминов    Статьи    Законодательство    История    Ответственность    Сайт юриста
Права и обязанности нотариусов: что входит в сферу деятельности нотариальных контор? В чем состоит ответственность нотариуса?
Права и обязанности коллекторов: как по закону регламентируется деятельность российских коллекторских агентств?
Права и обязанности судебных приставов: какими нормами следует руководствоваться? Каковы их полномочия?
Как оформлять регистрацию в Москве

Составляем претензию по качеству товара

Как оформить пособие на ребенка

Как составить договор аренды квартиры

Как получить лицензию на торговлю

Порядок оформления перепланировки жилья
Как правильно самому составить исковое заявление в суд, какие при этом потребуются документы и справки.

Должен ли поручитель по договору кредита нести ответственность перед банком в случае смерти должника?

Что лучше предпринять автолюбителю при мелких повреждениях автомобиля во дворе? Рассмотрим варианты.

Есть ли преимущества от страхования гражданской ответственности владельца квартиры? Или это только лишняя трата денег?



Юридическая консультация >> Библиотека юридической литературы >>

Вопросы квалификации отдельных видов преступлений


Алексеев В. Б., Ароцкер Л. Е. и др. "Настольная книга судьи"
(рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции)
Изд-во "Юридическая литература", М., 1972 г.
OCR Yurkonsultacia.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

В пределах главы невозможно рассмотреть особенности перечисленных составов. В связи с этим осветим лишь некоторые наиболее сложные вопросы, вызывающие разногласия в судебной практике.
Немало ошибок допускается судами при рассмотрении уголовных дел о выпуске недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции (ст. 152 УК). Это во многих случаях связано с отсутствием правильного и единообразного понимания оснований и условий наступления уголовной ответственности за данное правонарушение.
Ответственность по ст. 152 УК РСФСР может наступить при соблюдении ряда условий. Одно из них состоит в том, что недоброкачественная, нестандартная или некомплектная продукция должна быть выпущена промышленным предприятием.
Промышленное предприятие вырабатывает из сырья, заготовок качественно новую продукцию. Промышленными предприятиями являются заводы и фабрики, вырабатывающие продукцию производственно-технического назначения и товары народного потребления. Кроме того, к промышленным относятся предприятия, добывающие природные полезные ископаемые (уголь, нефть и т. д.), т. е. рудники, шахты, обогатительные предприятия. К промышленным следует отнести также предприятия, капитально ремонтирующие и производящие массовый, серийный выпуск отремонтированной техники, например авторемонтные и судоремонтные заводы.
Поэтому нельзя считать промышленными такие предприятия и организации, как колхозы, совхозы, строительные и торговые предприятия и организации. В случае производства или выпуска предприятиями такого рода недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции ответственность за это (при наличии оснований) наступает не по ст. 152, а по ст.ст. 170, 172 или 157 УК РСФСР, т. е. за злоупотребление служебным положением, халатность или выпуск в продажу недоброкачественных, нестандартных и некомплектных товаров.
К промышленным нельзя отнести и предприятия, изготовляющие продукцию или производящие ремонт по индивидуальным заказам граждан, например швейные и обувные ателье, мастерские, фотографии.
Уголовная ответственность наступает за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции не только из промышленных предприятий, являющихся самостоятельными юридическими лицами, но и из отдельных производственных подразделений. Ими могут быть отдельные цехи заводов и фабрик, выпускающие завершенную производством продукцию, предназначенную для потребителей вне предприятия. В последнем случае уголовная ответственность за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции наступает лишь при наличии тех же условий, что и при выпуске продукции предприятием в целом.
Важное значение для решения вопроса об ответственности имеет правильное определение указанного в диспозиции ст. 152 УК РСФСР понятия «выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции». При этом нередко допускаются ошибки. Выпущенной следует считать продукцию, проверенную отделом технического контроля или иным соответствующим ему контрольным органом, удостоверившим ее качество путем оформления соответствующих документов или иным установленным образом. Продукция должна считаться выпущенной и в тех случаях, когда по каким-либо причинам ее качество не удостоверено отделом технического контроля, но она сдана или подготовлена к сдаче потребителям.
Исходя из изложенного, преступление следует считать оконченным в тех очень распространенных в практике случаях, когда недоброкачественная, нестандартная или некомплектная продукция обнаруживается на складах готовой продукции. Оформление продукции для сдачи на склад выражается в соответствующей упаковке продукции, снабжении ее сертификатами, паспортами, качественными удостоверениями, актами технического контроля, что и позволяет считать ее выпущенной.
Таким образом, под выпуском продукции следует понимать сдачу продукции потребителям или окончательное оформление необходимых документов для сдачи готовой продукции заказчику. При отсутствии указанных признаков продукция не может считаться выпущенной. Факт производства недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции не влечет ответственности по ст. 152 УК РСФСР. Лица же, допустившие производственный брак, нееут материальную ответственность в соответствии с трудовым законодательством, а если брак допущен по вине должностных лиц, то они могут быть привлечены к ответственности за злоупотребление служебным положением или халатность.
Предусмотренная ст. 152 УК РСФСР уголовная ответственность наступает только в случаях выпуска недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции неоднократно или в крупных размерах.
Под неоднократностью следует понимать выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции два или более раза.
Понятие «крупные размеры» не имеет таких определенных критериев, как неоднократность. Поэтому в практике крупным, размером считается выпуск хотя и одной, но большой партии недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции или выпуск небольшого количества такой продукции из дорогостоящего сырья на значительную сумму.
Продукция, за выпуск которой наступает уголовная ответственность по ст. 152 УК РСФСР, характеризуется как недоброкачественная, не соответствующая стандартам либо техническим условиям или некомплектная. В связи с тем, что в судебной практике эти понятия толкуют по-разному, представляется необходимым рассмотреть данный вопрос более подробно.
Недоброкачественной является продукция, которая вследствие отсутствия необходимых свойств и качеств не удовлетворяет всем предъявляемым к ней требованиям. Понятие недоброкачественности в смысле ст. 152 УК РСФСР значительно уже, чем бытующее в производстве или торговле понятие, которым определяются случаи выпуска продукции пониженного качества, подлежащей переводу в более низкий сорт. Уголовная ответственность по ст. 152 УК РСФСР наступает лишь за выпуск продукции такого низкого качества, что понижение ее сортности и последующее использование по назначению без дополнительной переработки и материальных затрат невозможно. Однако исправление допущенного брака не устраняет уголовной ответственности за выпуск недоброкачественной продукции.
Недоброкачественность продукции обусловливается, как правило, низким качеством сырья, из которого она изготовлена, или нарушениями правил технологического процесса ее изготовления. Для признания продукции недоброкачественной достаточно проявления последствий одной из этих причин.
В отдельных случаях потребителям может быть поставлена недоброкачественная продукция, низкое качество которой не связано с ее производством, а обусловлено, например, ненадлежащими условиями хранения или перевозки изготовленной продукции. При этом уголовная ответственность по ст. 152 УК РСФСР не наступает, поскольку продукция выпускалась надлежащего качества. За порчу же продукции после ее выпуска виновные должностные лица при наличии оснований несут ответственность пост. 172 УК РСФСР. Нестандартной считается продукция, изготовленная и выпущенная с нарушением государственного стандарта. В государственном стандарте указываются основные качественные показатели каждого вида продукции, а также определенные требования, относящиеся к упаковке, маркировке, способу испытания продукции и ряду других характеристик. Продукция, выпущенная с нарушением хотя бы одного из требований указанных ГОСТов, считается нестандартной. Однако обобщение судебной практики свидетельствует, что к уголовной ответственности по ст. 152 УК РСФСР виновные привлекаются не во всех случаях выпуска продукции с нарушениями стандарта, а лишь тогда, когда эти нарушения отрицательно повлияли на свойства и качества продукции. Такая практика представляется правильной.
Требования к продукции помимо ГОСТов определяются техническими условиями.
Техническими условиями являются акты органов управления, в которых указываются основные технические показатели тех видов продукции, на которые отсутствуют ГОСТы. При выпуске не соответствующей техническим условиям продукции наступает такая же уголовная ответственность, как и за выпуск нестандартной продукции, о чем прямо указано в диспозиции ст. 152 УК РСФСР. Аналогично этому наступает ответственность и за выпуск продукции с нарушениями других условий, касающихся качества продукции, например рецептуры, о чем указано в УК других союзных республик.
Во всех этих случаях, как и при нарушении ГОСТа, при решении вопроса об уголовной ответственности необходимо учитывать характер нарушений технических условий, отступлений от рецептуры или других указанных в законе условий. Уголовная ответственность должна наступать лишь в том случае, если вследствие этих нарушений ухудшились свойства и качество продукции.
Обстоятельством, исключающим наступление уголовной ответственности по ст. 152 УК РСФСР за выпуск продукции с отступлениями от государственного стандарта или технических условий, является вызванное специфическими условиями производства распоряжение Государственного комитета стандартов Совета Министров СССР, который имеет право (в виде исключения) разрешить отдельным предприятиям выпуск продукции с временными отступлениями от требований государственных стандартов.
Некомплектной следует считать продукцию, выпущенную без какой-либо части, детали, узла и т. д., без запасных частей, если они полагаются; без инструкции по эксплуатации; без технического описания или чертежей, отсутствие которых делает невозможным нормальное использование или эксплуатацию продукции по ее назначению.
При выпуске некомплектной продукции, как и в рассмотренных ранее случаях, важным критерием для решения вопроса об уголовной ответственности по названной статье является возможность использования продукции по ее назначению. В решении данного вопроса в случаях выпуска некомплектной продукции имеются определенные особенности. Так, выпуск продукции без запасных частей не исключает возможности использовать продукцию по ее назначению до момента необходимости замены этих частей. Таким образом, невозможность эксплуатации или использования продукции вследствие ее некомплектности иногда возникает по истечении определенного периода, что не должно считаться обстоятельством, исключающим уголовную ответственность за выпуск некомплектной продукции.
К изложенному можно добавить, что отсутствие некоторых частей комплекта продукции не всегда ведет к невозможности ее использования. В частности, эксплуатация или пользование отдельными видами продукции возможно без описания технических условий эксплуатации, чертежей или инструмента. Это еще раз подчеркивает, что при решении вопроса об ответственности по ст. 152 УК РСФСР за выпуск некомплектной продукции необходимо учитывать возможность нормального использования или эксплуатации продукции без недостающих комплектных частей.
Следует подчеркнуть также, что ст. 152 УК РСФСР предусматривает ответственность за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции, а не за ее изготовление. Поэтому изготовление не отвечающей требованиям продукции влечет за собой ответственность для должностных лиц не по ст. 152 УК РСФСР, а при наличии достаточных оснований по ст. 170 или ст. 172 УК РСФСР. Если же такого рода продукция выпущена, то ответственность наступает по ст. 152 УК РСФСР независимо от причин ее изготовления. Лица, ответственные за качество продукции, допустившие в силу тех или иных причин изготовление недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции, не должны выпускать ее из предприятия, а если продукция все-таки выпущена, то это является самостоятельным преступлением и указанные ранее причины не могут устранить наступление уголовной ответственности по ст. 152 УК РСФСР.
Обобщение уголовных дел показывает, что на практике нередки случаи, когда не все виновные лица привлекаются к ответственности за выпуск продукции, не отвечающей предъявляемым требованиям, или привлекаются необоснованно лица, не могущие нести ответственность по ст. 152 УК РСФСР. В связи с этим возникает необходимость рассмотреть вопрос о субъекте преступления.
Лица, несущие ответственность за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции, перечислены в диспозиции ст. 152 УК. Ими являются директор, главный инженер или начальник отдела технического контроля, а также лица, занимающие другие должности, но выполняющие обязанности директора, главного инженера или начальника отдела технического контроля. Таким образом, самим законом исключается возможность привлечения к ответственности по ст. 152 УК РСФСР в качестве самостоятельного субъекта лиц, принимавших участие в изготовлении недоброкачественной продукции или в ее выпуске, но не занимавших указанные в статье должности.
Ответственность за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции несут не только директор, главный инженер или начальник отдела технического контроля, но и лица, выполняющие их обязанности. Так, вместо директора может быть начальник цеха (если цех самостоятельно выпускает законченную продукцию; вместо начальника отдела технического контроля — технический контролер там, где отдела технического контроля нет, вместо главного инженера — технический руководитель и т. д.).
Кроме лиц, постоянно занимающих указанные в законе должности, уголовную ответственность за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции несут лица, временно исполняющие обязанности директора, главного инженера, начальника отдела технического контроля. Исполнение обязанностей в таком случае должно быть оформлено надлежащим (предусмотренным трудовым законодательством) образом. Если же замещение указанных должностей соответствующим образом не оформлено, то привлекать таких лиц к ответственности по ст. 152 УК РСФСР нельзя.
При решении вопроса об уголовной ответственности за выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции лиц, временно исполнявших обязанности директора, главного инженера или начальника отдела технического контроля, надо учитывать, что они несут ответственность за качество продукции, выпущенной только в период исполнения ими указанных служебных обязанностей.
Таким же образом решается вопрос об ответственности лиц, приступивших к постоянной работе в должности директоров, главных инженеров или начальников отделов технического контроля, если недоброкачественная продукция была выпущена до начала их работы.
Лица, указанные в ст. 152 УК РСФСР, привлекаются к уголовной ответственности, как правило, в качестве соисполнителей. При этом следует отметить, что соисполнительство возможно только в отношении лиц, указанных в законе.
Недоброкачественная, нестандартная или некомплектная продукция может быть выпущена умышленно или по неосторожности. Верховный Суд СССР в определении по делу У. указывает, что вина за данное преступление может быть и в форме небрежности. Для данной формы вины наиболее характерны бездеятельность лиц, осуществляющих контроль за выпуском продукции в период ее изготовления, непринятие необходимых мер к обеспечению производства надлежащим сырьем, материалами, оборудованием.
В судебной практике по делам данной категории одним из наиболее сложных является вопрос о возмещении материального ущерба. Здесь необходимо различать ущерб, причиненный изготовлением недоброкачественной или нестандартной продукции, и ущерб, причиненный выпуском такой продукции. Основными компонентами ущерба, причиненного изготовлением не отвечающей предъявляемым требованиям продукции, является стоимость затраченного на ее изготовление труда, испорченного сырья и переработки продукции.
Вследствие того что субъекты преступления, предусмотренного ст. 152 УК, несут ответственность за выпуск, а не за изготовление недоброкачественной продукции, причинение ущерба им в вину не может быть поставлено. Исключением являются случаи, когда ущерб причинен вследствие злоупотреблений служебным положением или халатности, однако ответственность должностных лиц в таких случаях наступает не по ст. 152 УК, а по ст. 170 или ст. 172 УК РСФСР.
Основными компонентами ущерба, причиненного выпуском недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции, являются стоимость перевозки продукции потребителю и обратно, если продукция была возвращена; командировочные расходы представителей предприятия, вызванных потребителем для приемки недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции; штрафные санкции, выплаченные предприятием — поставщиком продукции.
Выпуск недоброкачественной, нестандартной или некомплектной продукции не всегда влечет за собой причинение ущерба. Так, выявление указанной продукции на складе предприятия-изготовителя до отправки ее потребителям может и не повлечь причинения ущерба, хотя продукция выпущена. В других случаях ущерб может состоять лишь из отдельных компонентов, только из стоимости перевозки.
Для характеристики общественной опасности преступных действий и правильного определения меры наказания виновным необходимо выяснить размер причиненного ущерба.
Одной из особенностей рассмотрения дел о приписках и других искажениях отчетности о выполнении планов (ст. 1521 УК РСФСР) является необходимость четкого отграничения этого преступления от ряда других правонарушений.
Так, приписки зачастую сочетаются со злоупотреблением служебным положением должностными лицами (ст. 170 УК РСФСР). Основное отличие приписок от злоупотребления служебным положением выражается в объективных признаках этих преступных посягательств.
Злоупотребление служебным положением может быть выражено как в форме действий, так и в форме бездействия. При этом характер действия или бездействия может быть самым различным. В отличие от этого при совершении приписок и других искажений государственной отчетности преступление может быть выражено только в действиях. Более того, в диспозиции ст. 1521 УК РСФСР говорится, что эти действия всегда направлены на искажение отчетности о выполнении планов. Таким образом, круг действий должностного лица, ответственного за приписки, не только значительно уже, чем у субъекта должностного злоупотребления, но и точно ограничен рамками отчетности о выполнении планов.
Важным признаком, отличающим приписки от злоупотреблений служебным положением, является обязательное наступление общественно опасных последствий при совершении последнего преступления. Последствия при совершении злоупотреблений служебным положением выражаются согласно ст. 170 УК в причинении существенного вреда государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и интересам граждан. Если указанных последствий не наступило, то состав преступления, предусмотренный ст. 170 УК, отсутствует. В отличие от этого ст. 1521 УК обязательного наступления последствий не предусмотрено. В связи с этим умышленные искажения отчетности будут законченным составом преступления независимо от того, наступили или не наступили общественно опасные последствия.
При разграничении действий, составляющих указанные преступления, следует иметь в виду, что для определения злоупотреблений служебным положением наряду с причинением существенного вреда необходимо установить корыстную или иную личную заинтересованность. В п. 2 постановления № 6 Пленума Верховного Суда РСФСР от 2 декабря 1961 г. «О судебной практике по делам о приписках и других искажениях в государственной отчетности по выполнению планов» указано, что в тех случаях, когда в целях искажения отчетных данных о выполнении планов или сокрытия приписок в отчетности должностное лицо прибегает к другим злоупотреблениям по службе, такие деяния при наличии признаков, предусмотренных ст. 170 УК РСФСР, должны квалифицироваться по совокупности преступлений, т. е. по ст.ст. 1521 и 170 УК РСФСР1. Таким образом, возможность квалификации злоупотреблений служебным положением и умышленных искажений одновременно по ст.ст. 152 и 170 УК возникает лишь в случаях реальной совокупности преступлений.
Умышленное искажение государственной отчетности нередко совершается с целью сокрытия преступной халатности и наступивших вследствие этого общественно опасных последствий. При установлении такого рода фактов действия виновных следует рассматривать как реальную совокупность преступлений и квалифицировать их по соответствующим статьям, предусматривающим ответственность за эти преступления, т. е. по ст. ст. 1521 и 172 УК РСФСР.
Сложнее правильно определить состав преступления, когда должностные лица, прибегнув к искажению государственной отчетности о выполнении планов, объясняют свои действия ошибкой, допущенной при расчетах, выдавая таким образом приписки за результат халатности. В этих случаях основным критерием, позволяющим правильно определить истинный состав преступления, является умысел. При установлении умысла обвиняемого на совершение приписок и других искажений в государственной отчетности противоправные действия нужно квалифицировать по ст. 152 УК, если же умысел отсутствовал, то действия, должностного лица следует признать халатными и квалифицировать их по ст. 172 УК, ибо неосторожное искажение отчетности не образует состава преступления, предусмотренного ст. 152 УК.
Наибольшее значение в судебной практике имеет правильная квалификация действий, направленных на искажение отчетности, сочетающихся с хищением социалистического имущества, и разграничение этих составов преступлений. При разрешении вопроса, имеются ли в данном конкретном случае хищение, приписки или совокупность преступлений, прежде всего следует исходить из того, на что был направлен умысел обвиняемого и в каких действиях проявилось преступное посягательство. Если умысел лица, совершившего умышленное искажение отчетности, был направлен на завладение государственным или общественным имуществом, приписки совершались с корыстной целью, например для получения непричитающейся дополнительной заработной платы, премий и других надбавок к заработной плате, то такие действия следует считать хищением и квалифицировать по ст. 92 УК. Это вытекает из п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества», в котором указано, что умышленное незаконное получение должностным лицом государственных или общественных средств в качестве премий, надбавок к заработной плате, а также других выплат путем совершенного с этой целью злоупотребления служебным положением должно квалифицироваться как хищение по ст. 92 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.
В практике нередки случаи, когда хищения сопровождаются искажением различных учетных и отчетных документов (ведомостей, реестров, накладных, актов и т. д.), не дающих сведений о выполнении плана. Такие действия подлежат квалификации только по ст. 92 УК РСФСР или в зависимости от конкретных обстоятельств дела по совокупности ст. 92 и статей УК, предусматривающих ответственность за подлог или подделку документов. В этих случаях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 1521 УК РСФСР.
Пленум Верховного Суда РСФСР указал, что «приписки о выполнении планов, совершенные в целях обмана государства, если они при этом сопровождаются хищениями государственных или общественных средств, должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 152 и соответствующими статьями УК РСФСР, предусматривающими ответственность за хищение государственного или общественного имущества».
В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 2 декабря 1961 г. надлежит квалифицировать и случаи реальной совокупности злоупотреблений служебным положением и искажений государственной отчетности о выполнении планов, т. е. такие действия, когда помимо приписок совершены другие злоупотребления служебным положением. В таких случаях действия квалифицируются по совокупности ст. 1521 и соответствующей части ст. 170 УК2.
В практике встречаются случаи совершения умышленного искажения государственной отчетности без корыстных побуждений в момент совершения преступления, но в последующем виновные лица получают определенные материальные блага в виде дополнительной оплаты, премиальных и т. п. Такого рода действия согласно разъяснению, данному в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г., надлежит квалифицировать в зависимости от конкретных обстоятельств дела по закону, предусматривающему ответственность за должностное либо хозяйственное преступление.
Из должностных преступлений наибольшую сложность для рассмотрения в суде представляют дела о взяточничестве. Прежде всего следует иметь в виду, что субъектами получения взятки могут быть только должностные лица. Поэтому к работникам, не являющимся должностными лицами и занимающимся поборами с граждан за оказание услуг, связанных с их производственной деятельностью (при отсутствии в этих действиях признаков иных преступлений, например частнопредпринимательской деятельности, коммерческого посредничества, занятия запрещенным промыслом, мошенничества), должны применяться меры административного, дисциплинарного или общественного воздействия.
В тех случаях, когда работники, не являющиеся должностными лицами, получают ту или иную оплату путем обмана или злоупотребления доверием с причинением ущерба государству или общественной организации, действия этих лиц должны квалифицироваться по ст. 94 УК РСФСР. Лица, временно исполняющие обязанности должностного лица, хотя бы и по устному распоряжению должностного лица, обладающего соответствующими полномочиями, в случае получения взятки в связи с исполнением этих обязанностей несут ответственность по ст. 173 УК РСФСР.
Субъектом преступления — получения взятки — следует считать и тех работников государственных, кооперативных и общественных учреждений, предприятий и организаций, которые в силу своего служебного положения и выполняемых ими служебных обязанностей могли принять меры к совершению другими должностными лицами действий, желательных для взяткодателей (референты, инспектора, консультанты, инструкторы, товароведы и др.).
Взяточничество по своей природе тесно связано с рядом других преступлений. Часто эта связь находит свое выражение в неправомерных действиях взяткополучателя (злоупотребление служебным положением, должностной подлог и др.), выполняющего просьбу взяткодателя. В действиях взяткодателя связь взяточничества с другими преступлениями наиболее часто наблюдается в случаях сокрытия другого преступления и стремления избежать за него наказания (хищение государственного или общественного имущества, спекуляция, обман покупателей и др.). В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня 1970 г. «О внесении дополнений в постановление Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве» такие действия должны квалифицироваться по совокупности преступлений. В судебной практике по делам данной категории нередко возникает сложность в квалификации действий взяткодателя, когда должностное лицо не получило или не приняло предложенную ему взятку. Одни суды в таких случаях квалифицируют действия виновного лица как покушение на дачу взятки, другие — как оконченное преступление. Согласно разъяснению Пленума от 30 июня 1970 г. дача взятки считается оконченным преступлением лишь с момента получения (принятия) взятки должностным лицом. В тех случаях, когда взятка должностным лицом не получена либо отвергнута, действия взяткодателя следует квалифицировать как покушение на дачу взятки. Действия взяткополучателя, посредника и взяткодателя, получившего (давшего) в несколько приемов обусловленную сумму взятки от одного и того же взяткодателя за выполнение или невыполнение получателем взятки действий, обеспечивающих наступление желательного для взяткодателя конкретного результата, не могут рассматриваться как неоднократное получение (дача) взяток. Пленум Верховного Суда СССР не случайно требует особо тщательно рассматривать данную категорию дел. «Учитывая особенности дел о взяточничестве, суды должны предъявлять повышенные требования к качеству предварительного следствия»,— говорится в постановлении от 31 июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве». «Во избежание ошибок суды должны тщательно выявлять все фактические обстоятельства, должностное положение лица, обвиняемого в получении взятки, характер действий, совершенных им с использованием своего служебного положения, за которые давалась взятка, наличие или отсутствие квалифицирующих обстоятельств получения, дачи взятки или посредничества во взяточничестве. Во всех случаях выводы суда должны быть мотивированы в приговоре».
В практике рассмотрения дел о хозяйственных и должностных преступлениях возникают сложные вопросы, касающиеся квалификации действий виновных лиц. Решение осложняется тем, что такого рода действия зачастую совершаются в совокупности с другими преступлениями.
Особенно часто перед судом встает задача отграничения хозяйственных и должностных преступлений от хищений государственного и общественного имущества, совершенных путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением (ст. 92 УК РСФСР). Пленум Верховного Суда СССР в п. 3 постановления № 4 от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» указывает, что от состава этого преступления суды должны отличать такое злоупотребление служебным положением, которое хотя и было совершено по корыстным мотивам и причинило материальный ущерб государству или общественной организации, однако не связано с безвозмездным обращением социалистического имущества в свою собственность или собственность других лиц (например, сокрытие путем запутывания учета недостачи, образовавшейся в результате халатности; временное пользование имуществом без намерения обратить его в личную собственность или в собственность других лиц).
В соответствии с указанным постановлением действия, совершенные по корыстным мотивам и причинившие материальный ущерб государству или общественной организации, если они не были связаны с обращением социалистического имущества в свою собственность, должны быть квалифицированы по ст. 170 УК РСФСР.
Должностной подлог следует отличать от близких ему по многим признакам приписок и других искажений отчетности о выполнении планов (ст. 152 УК РСФСР).
Важным критерием для различия этих преступлений является предмет преступного посягательства. Если приписки и другие искажения могут быть совершены только в государственной отчетности о выполнении планов, то должностной подлог может быть совершен в любом официальном документе.
Нередко в судебной практике допускаются ошибки при квалификации действий, связанных с частнопредпринимательской деятельностью и коммерческим посредничеством (ст. 153 УК РСФСР). Практика показывает, что лица, занимающиеся частнопредпринимательской деятельностью или коммерческим посредничеством, зачастую получают от государственных или общественных предприятий крупные денежные суммы, явно не соответствующие количеству и качеству затраченного ими труда или оказанных услуг. При этом возможно несколько вариантов квалификации преступных действий.
Если при заключении сделки лица, обязавшиеся выполнить определенные работы или оказать услуги, заведомо знали о необоснованно завышенной оплате их труда и с целью получения ее использовали подложные документы или вводили должностных лиц в заблуждение другим образом, то такие действия надлежит квалифицировать как хищения. Должностные лица в таких случаях при наличии вины могут нести ответственность лишь за преступную халатность или злоупотребление служебным положением.
Если при заключении сделки обман или подлог документов не имел места, то действия независимо от того, причинен предприятию, вступившему в сделку с частнопредпринимателями или посредниками, ущерб или не причинен, квалифицируются по ст. 153 УК РСФСР. Действия должностных лиц в таком случае при наличии вины квалифицируются как должностное преступление (ст. 170 или ст. 172 УК РСФСР).
В тех случаях, когда частнопредприниматели или посредники, получая заведомо непропорционально высокую оплату, причиняли предприятию или организации ущерб и часть этих денег выплачивали должностному лицу, заключившему с ними сделку, действия всех участников сделки следует квалифицировать как хищение (ст. 92 УК РСФСР).
Если действиями частнопредпринимателей или посредников ущерб предприятию или организации не причинен, но за заключение договора они выплачивали часть получаемого вознаграждения должностному лицу, заключившему сделку, то действия частнопредпринимателей или посредников следует квалифицировать по ст. 158 и при наличии вины по ст. 174 УК РСФСР, а действия должностного лица — по ст. 173 УК РСФСР.
При рассмотрении особенностей дел о хозяйственных и должностных преступлениях в суде необходимо осветить и некоторые вопросы определения мер наказания за данные преступления.
Обобщение практики показывает, что судебные органы часто необоснованно при определении меры наказания лицам, виновным в приписках, выпуске недоброкачественной продукции, применяют ст. 43 УК РСФСР. Применение ст. 43 УК к лицам, виновным в совершении приписок, нередко мотивируется отсутствием у подсудимых корыстных мотивов, фактов присвоения государственного или общественного имущества. Между тем преступление, предусмотренное ст. 1521 УК РСФСР, исключает возможность совершения приписок в корыстных целях. Наличие такого умысла предполагает совершение более опасного преступления — хищения государственного или общественного имущества — и соответствующую квалификацию.
Таким образом, ссылка некоторых судов на отсутствие корыстной заинтересованности при определении меры наказания только за приписки и другие искажения отчетности является необоснованной.
Анализ судебной практики по делам о приписках, как и по делам о выпуске недоброкачественной продукции, показывает, что осужденным наиболее часто определяется мера наказания в виде исправительных работ по месту работы. Между тем во многих случаях нецелесообразно оставлять на прежней работе лиц, совершивших указанные преступления. Лишение должностных лиц возможности составлять или оказывать влияние на составление и представление отчетности о выполнении планов или выпуске продукции практически устраняет возможность совершения этим лицом такого преступления вновь. Поэтому во многих случаях было бы более правильным при назначении таким лицам наказания в виде исправительных работ определять их не по месту работы, а на общих основаниях.
Пленум Верховного Суда СССР обратил внимание судов на обязанность обеспечения правильного применения наказания к взяткополучателям, взяткодателям, а также посредникам с учетом опасного характера их действий.
Практика показывает, что суды не во всех, необходимых случаях применяют к виновному установленные законом дополнительные меры наказания. Пленум обязал суды неуклонно соблюдать это требование закона. Пленум указал на то, что «неприменение конфискации имущества допустимо лишь при наличии исключительных обстоятельств в порядке, предусмотренном ст. 37 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.
При осуждении за получение, дачу взятки и посредничество во взяточничестве, совершенные при отягчающих обстоятельствах, суды должны также обсудить вопрос о применении или неприменении ссылки в качестве дополнительной меры наказания после лишения свободы».
Ранее говорилось о том, что при рассмотрении многих хозяйственных и должностных преступлений суду следует внимательно решать вопросы, связанные с возмещением материального ущерба.
Однако изучение уголовных дел показывает, что не во всех, случаях и не всегда правильно суды решают эти вопросы. В приговорах не всегда четко и ясно излагаются мотивы принятых решений, связанных с возмещением ущерба.
Устранение всех этих недостатков, а также определение правильного, основанного на тщательцом изучении всех обстоятельств дела наказания лицам, виновным в совершении должностных и хозяйственных преступлений, является важным средством в борьбе за укрепление социалистической законности.

Продолжение ...



Можно ли обжаловать решение суда о лишении водительских прав?

Что такое «обязательная доля» при наследовании имущества по закону?

В каких случаях можно потребовать компенсацию морального вреда?
Залог

Истец

Задаток

Оферта

Рента

Завещание

Ответчик

Апелляция

Налоги

Алименты

Все термины >>
В каком порядке происходит обжалование решения мирового судьи?

Как правильно следует подавать исковое заявление ответчику в лице организации?

Каким образом решается в суде вопрос о том, с кем останется ребёнок после развода?

Что делать, если после ДТП страховая компания насчитала меньшую сумму денег, чем требуется на ремонт?

Как можно обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции?

Имеет ли право уволенный работник обжаловать приказ об увольнении?
Получение отсрочки от службы в армии

Для чего супругам нужен брачный договор

Вина и ответственность водителя в ДТП

Доверенность на распоряжение вкладом

Порядок оформления земельного участка

Оскорбления в суде: механизм защиты