Нотариусы Москвы
Суды Москвы
Отделения ГИБДД
Отделения БТИ
Отделения ФРС
Другие организации
  Юридический инстаграм    Практикум    Жалобная книга    Словарь терминов    Статьи    Законодательство    История    Ответственность    Сайт юриста
Права и обязанности нотариусов: что входит в сферу деятельности нотариальных контор? В чем состоит ответственность нотариуса?
Права и обязанности коллекторов: как по закону регламентируется деятельность российских коллекторских агентств?
Права и обязанности судебных приставов: какими нормами следует руководствоваться? Каковы их полномочия?
Как оформлять регистрацию в Москве

Составляем претензию по качеству товара

Как оформить пособие на ребенка

Как составить договор аренды квартиры

Как получить лицензию на торговлю

Порядок оформления перепланировки жилья
Как правильно самому составить исковое заявление в суд, какие при этом потребуются документы и справки.

Должен ли поручитель по договору кредита нести ответственность перед банком в случае смерти должника?

Что лучше предпринять автолюбителю при мелких повреждениях автомобиля во дворе? Рассмотрим варианты.

Есть ли преимущества от страхования гражданской ответственности владельца квартиры? Или это только лишняя трата денег?



Юридическая консультация >> Библиотека юридической литературы >>

Общее и особенное в буржуазном праве США


Я. М. Бельсон, К. Е. Ливанцев. "История государства и права США"
Изд-во Ленинградского университета, Л., 1982 г.
OCR Yurkonsultacia.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

Возникновение и формирование права США осуществлялось по классическим канонам возникновения и развития буржуазного государства и права. В соответствии с этими канонами приходившая к власти буржуазия, по меткому выражению Ф. Энгельса, без решительной ломки преобразовывала «государственные порядки сообразно своим интересам». Среди основных методов и приемов такого преобразования необходимо назвать ничем не прикрытый отказ от ряда прогрессивных идей периода революционного подъема и тонкое, тщательно маскируемое их выхолащивание, вуалируемое демагогической риторикой об «исторической преемственности», и сохранение основных правовых институтов, бывших на вооружении у «свергнутых» эксплуататоров.
На правовую систему США существенный отпечаток наложило то, что она возникла и сформировалась в условиях американского федерализма, который формально исходит из провозглашения довольно широкой компетенции штатов по правовому регулированию различных сфер общественных отношений. Федеральные власти полномочны регламентировать лишь те вопросы, которые отнесены к их исключительному ведению. Позднее, особенно в период империализма, данное конституционное разграничение компетенции стало одной из многих юридических фикций, которыми столь богата американская правовая система.
В целом данная система — сложное и своеобразное явление, включающее федеральную правовую систему и все правовые системы штатов. Специфика американской федерации породила явление, именуемое правовым дуализмом, суть которого сводится к тому, что на территорию каждого штата распространяется действие двух правовых систем — своей собственной и федеральной. Доктрина «двух суверенов» — весьма выразительный образец юридической казуистики, с помощью которой американская буржуазия прикрывает прямой отход политико-правовой практики от конституционных провозглашений и установлений.
Как уже отмечалось, английские колонисты привезли с собой общее право. Однако, говоря об английском общем праве, необходимо подчеркнуть особенности его восприятия в Америке. Дело в том, что одни колонии (в дальнейшем штаты) приняли его с ограничениями (до определенного срока: например до 1640 г.), другие (Виргиния) произвели ревизию. Во всех случаях отвергалось английское церковное устройство, майораты и прочие реликты феодализма.
Прецедентная система как таковая была воспринята без оговорок. Большая часть дел решалась на основе «справедливости» — как она понималась в колониях, а затем и в штатах. Кроме того, нужно иметь в виду, что еще в XVII в. английский Тайный совет допускал, что английское право применимо в колониях в той мере и в тех случаях, когда об этом прямо упоминается в соответствующих статутах. Колонисты обзаводились и собственными законами, собственными прецедентами, Ассамблеи ряда колоний играли роль верховных судов, и это отразилось в дальнейшем на формировании права.
В качестве источников права США выступают как законы, принятые федеральным Конгрессом и законодательными собраниями штатов, так и многочисленные прецеденты, сформулированные судебными приговорами по уголовным делам и судебными решениями по гражданским делам, составившие так называемую американскую систему общего права. Особую роль в правотворческой деятельности играет Верховный суд США — его доктрины и толкования законов и прецедентов являются по существу обязательными как для федеральных судов, так м для судов штатов.
Общее право США крайне запутано и противоречиво. Достаточно вспомнить, что уже к середине XIX в. в США было опубликовано около 4 тыс. томов решений и приговоров федеральных судов и судов штатов. Что касается статутного права, формулируемого законодательной деятельностью Конгресса и штатов, то в домонополистический период развития капитализма по сравнению с общим правом оно играло второстепенную роль. Кроме того, не следует забывать, что Конституция США закрепляла (ст., VI, п. 2) приоритет федерального законодательства над законодательством штатов.
В отличие от английского статутного права в Соединенных Штатах право в рамках штатов относительно кодифицировано. Причем в большинстве штатов кодификация была осуществлена, в разных формах, примерно к середине XIX в.
Однако следует заметить, что американские кодексы (за исключением штата Луизиана) в отличие от кодексов в европейском смысле слова представляли собой скорее всего лишь консолидацию или систематизацию действующего права.
Особое место в праве США занимали так называемые «черные кодексы». Как уже говорилось, они представляют собой совокупность расистских законов, принятых в южных штатах после поражения Юга в гражданской войне с Севером. «Черные кодексы», в частности, запрещали неграм вступать в брак с белыми, замещать общественные должности и заниматься целым рядом профессий, оставив «преимущество» работать на плантациях и в сфере услуг; лишали свободы передвижения, собраний, права ношения оружия; ввели обязательное ученичество для несовершеннолетних, отдававшее негритянскую молодежь полностью во власть белых хозяев; вводили так называемое «уголовное рабство» — наказание для черных безработных в виде обязательной по приговору суда работы на плантациях. Правда, XIV-я поправка к Конституции делала «черные кодексы» незаконными, а «Реконструкция Юга» на время приостановила их действие, но с концом «Реконструкции» так или иначе они были восстановлены. Главная цель кодексов была в том, чтобы загнать бесправный негритянский народ снова на плантации — теперь уже на положении безземельных издольщиков. Особо следует отметить жестокую расправу белых расистов с негритянским населением на Юге путем самосуда, получившего название суда Линча.
В процессе развития право Соединенных Штатов приобретало все больше черт, отличающих его от английской правовой системы. Во-первых, со времени отделения американских колоний от метрополии американские судьи осуществляли практику судопроизводства независимо от деятельности английских судебных органов. Во-вторых, в Соединенных Штатах, как союзном государстве, право развивалось по-разному в федерации и в штатах (вследствие дуализма законодательства и судопроизводства — федерального и штатного). В-третьих, законодательство стало влиять на формирование права гораздо раньше и в большей степени, чем в Англии. Проблемой, выступающей здесь на первый план, является вопрос — могла ли в условиях автономии штатов, раздельности федерального и штатного законодательства и судопроизводства возникнуть унифицированная правовая система, пригодная для всей федерации, или должна была сложиться отдельная система «common law» в каждом из 50 штатов? Ведь последняя система права формируется прецедентами, создаваемыми практической деятельностью как судов отдельных штатов, так и федеральных судов. К этому следует добавить, что в компетенцию судов штатов входит рассмотрение большинства судебных дел. Следовательно, американские судьи гораздо чаще имеют дело с прецедентами и правом штата, нежели федерации. В то же время область уголовного, гражданского и процессуального права не относится, в принципе, к законодательной компетенции Конгресса. Практически в сфере указанных отраслей права нормой, признанной Конституцией 1787 г., является законодательство штата, а исключением — законодательство федерации. Федеральные суды могут пользоваться законодательством штатов, но если этого потребует характер рассматриваемого дела. Казалось бы, правовой партикуляризм неизбежен, но на деле в США образовалась некоторая общность специфически американской системы «общего права», которой, впрочем, немало содействовала практика федеральных судов.
Применительно к федеральным судам проблема давно поставлена следующим образом: может ли федеральный суд использовать прецедентное право конкретных штатов, соответствующее характеру (рассматриваемого дела, или может принимать решения по собственному усмотрению и создавать тем самым общую для всей страны правовую систему. Прецедент Верховного суда, относящийся к 1842 г. (дело Свифта — Тайсона), казалось бы, проложил путь к реализации такой возможности, однако практика, идущая в направлении создания единого для страны федерального «common law», встретила серьезные препятствия. Дело в том, что в принципе она противоречит Конституции, которая — за исключением определенных дел, отнесенных к компетенции федеральных судов, — признает за штатами широкие права в области судебной власти. На практике судьи не ограничиваются ссылками на прецеденты только в пределах собственного штата, но в определенных случаях обращаются к судебной практике других штатов. Именно это обстоятельство главным образом содействует унификации права в стране. Понятно, что в таких условиях американское прецедентное право носит еще более запутанный и сложный характер, чем английское общее право.
Наряду с прецедентным общим правом («common law») в Соединенных Штатах (как н в Англии) развивалось статутное право, создаваемое федеральным Конгрессом, а главным образом законодательными органами штатов. В его сфере также (и даже в значительно большей степени) обнаружились тенденции к упорядочению и кодификации. На практике это привело к созданию свода законов двух видов. Первый из них образует группа так называемых «консолидации» («consolidated law»), которые не являются настоящими кодификациями, поскольку содержат только законы (федеральные или штатов), и которые как бы дополняют «common law». Кроме того, нормы в консолидациях систематизированы не по предметному признаку, а в алфавитном порядке. Таким образом, консолидации по своему характеру близки английским, издаваемым в качестве руководства по применению статутного права. Вторую группу (или вид законов) составляют кодексы, которые создавались под влиянием кодификационных принципов, сложившихся в континентальной Европе. В начале XIX в. (в 1811 г.) известный английский юрист Иеремия Бентам, много сделавший для разработки и совершенствования английского права, но не сумевший убедить правящие классы Англии в целесообразности «кодификации английского права», предложил правительству США разработать проект уголовного кодекса США. Следует отметить большую роль в кодификации права Соединенных Штатов американского юриста Фил да, подготовившего в середине XIX в. проекты уголовного, уголовно-процессуального, гражданского и гражданско-процессуального кодексов.
Не противоречит ли осуществленная по штатам кодификация сказанному выше положению о распространении в США «common law»? He свидетельствует ли, что здесь, как и в континентальной системе права, доминирующим и главным источником права является статутное право? Ответить следует — нет, не свидетельствует, ибо общепризнанным в стране является все же «common law», т. е. соответствующую правовую норму формирует больше практика вынесения приговоров и судебных решений, а не закон. Именно поэтому по сравнению с кодексами континентальной правовой системы американские кодексы носят иной характер. В США при интерпретации кодексов исходят из того, что законодатель намеревался отразить в кодексе лишь ту норму, которая получила уже апробацию в ходе судебной практики, тогда как в континентальной системе права кодификация считается важнейшим актом, формирующим новое право. Закон в Соединенных Штатах (как и в Великобритании) лишь тогда приобретает стабильность и жизненность, когда получает положительное судебное истолкование и подтверждение судебной практикой. Отсюда становится понятной ведущая роль Верховного суда США в решении вопросов о конституционности законов. В США является весьма распространенной практика, когда судья, оглашая приговор или объявляя решение, ссылается не только на закон, но привлекает еще и материалы судебной практики. Таким образом, существование в Соединенных Штатах кодексов не умаляет заметным образом (применительно к рассматриваемому периоду) значения общего права, в основу которого положены прецеденты, создаваемые судебной практикой.
Важно и другое. XX век в истории американской юриспруденции отмечен отходом от принципов строгого прецедентного нрава. Американские исследователи считают, что в недалеком будушем позиция американской практики и доктрины в отношении оценки правополагающего значения прецедента будут представлять собой самостоятельное юридическое явление по отношению не только к континентальной, но и английской системам. Это, разумеется, не означает, что роль судебного правотворчества будет падать, что оно потеряет свое былое значение. В судебном правотворчестве заинтересованы правящие классы, оно обнаруживает достаточную маневренность, изворотливость и гибкость, а потому оказывается и в новой ситуации вполне на своем месте. Суть дела, видимо, в том, что спрос на максимальную эластичность правотворческой деятельности, быстроту юридического реагирования на «калейдоскопические» изменения политических ситуаций повысился прежде всего в области борьбы с явлениями, наиболее опасными для буржуазного правопорядка в целом. Оценивая процесс возникновения правовой системы Соединенных Штатов в целом, советский ученый К. Ф. Гуценко пишет: «Можно констатировать, что процесс американизации правовой системы, позаимствованной у Англии,— это процесс придания ей свойств, благодаря которым она еще в большей степени стала приспособлена к текущим потребностям эксплуататорского государства. Ориентация на „гибкое правотворчество", наделение судов неограниченными полномочиями по созданию и пересмотру правовых норм, правовой дуализм, вскормленный в условиях американского федерализма,— все это привело к тому, что право США с течением времени превратилось в конгломерат, с одной стороны, явно устаревших, а с другой — современных норм».
Правовая система США включает такие отрасли права, как гражданское, уголовное, процессуальное, коммерческое, банковское, налоговое право, право страхования, и др.
Формально широковещательная Декларация независимости провозглашала принципы равной правоспособности и равенства всех перед законом. Однако эти принципы, как мы уже видели, не были претворены в жизнь.
Поднявшись на высокий для своей эпохи политический уровень, дойдя в периоды буржуазной революции до решающего для ее дальнейших судеб поворота, американская буржуазия круто повернула назад. С этого момента началась последовательная деформация государства Т. Джефферсона и Б. Франклина. Вся история США прошлого века, за исключением нескольких лет пребывания у власти президента А. Линкольна, служит тому свидетельством. Юридические формы соблюдались, Конституция 1787 г. считалась действующей, гордые слова Декларации независимости повторялись в учебниках. Но фактически на месте буржуазной демократической республики, созданной революционной войной, было сооружено новое, замаскированное под эту республику государство самовластной финансовой олигархии.
Реакционное перерождение американской буржуазной государственности в период империализма неизбежно сопровождалось отказом правящих кругов от законности, ими же созданной и утвержденной. С самого начала отход от нее обосновывался «с разных сторон» действующим законодательством, стремившимся доказать, что институты буржуазной демократии стали достаточно архаичными, а потому отход от них «в новых условиях» естествен и правомерен.
В общем и целом система конституционных и вообще правовых аналогий может быть использована определенными государственными органами в острых политических ситуациях. В. II. Ленин видел одно из проявлений отказа буржуазии от законности в том, что «уголовные законы, изданные с прямой целью облегчить политическую борьбу правительства с пролетариатом (и в то же время прикрыть ее политический характер посредством „государственных" соображений об „общественном порядке" и т. п.), неумолимо оттесняются на задний план прямой политической борьбой, открытой уличной схваткой».
История США показывает, что приход к власти национальной буржуазии сопровождался здесь законодательным закреплением различного рода гражданских прав и свобод, которые провозглашались как священные и нерушимые институты. Но та же история показывает, что эти права и свободы никогда не служили большинству граждан. С переходом к империализму лицемерный характер провозглашенных американской буржуазией прав и свобод проявился с особой наглядностью. Именно эту закономерность имел в виду В. И. Ленин, когда подчеркивал, что «империализм стремится к нарушениям демократии, к реакции. В этом смысле, — писал В. И. Ленин, — неоспоримо, что империализм есть отрицание демократии вообще».
Все американские источники права, вне зависимости от того, каковы их форма и содержание, имеют конечной целью охрану частной собственности и интересов эксплуататоров. Но если закон ясен, понятен и логически последователен, если границы дозволенного указаны в нем совершенно определенно, если он не только наделяет представителей власти полномочиями, но и регламентирует осуществление этих полномочий, тогда тому, кто оказался вовлеченным в судебный процесс, легче защищать свои права и отстаивать спои интересы. Наоборот, чем эти законы сложнее, туманнее и малоконкретнее в определении полномочий служителей власти, чем в большей мере они, как писал Ф. Энгельс, «ставят на место правового состояния совершенно бесправное состояние», тем более они удобны для правящих буржуазных классов в их стремлении расправиться с социальными противниками. В США, как и повсюду, где господствует собственность, «милость оказывается лишь по отношению к „респектабельным" преступникам; на бедняка, на пария, на пролетария падает вся тяжесть узаконенного варварства, а до этого никому и дела нет». Тем, кто хотя бы немного знаком с сегодняшней ситуацией в Соединенных Штатах, остается, так сказать, только удивляться, что Ф. Энгельс писал эти слова почти полтора столетия назад, настолько точно они характеризуют положение дел в США в наши дни.

Продолжение ...



Можно ли обжаловать решение суда о лишении водительских прав?

Что такое «обязательная доля» при наследовании имущества по закону?

В каких случаях можно потребовать компенсацию морального вреда?
Залог

Истец

Задаток

Оферта

Рента

Завещание

Ответчик

Апелляция

Налоги

Алименты

Все термины >>
В каком порядке происходит обжалование решения мирового судьи?

Как правильно следует подавать исковое заявление ответчику в лице организации?

Каким образом решается в суде вопрос о том, с кем останется ребёнок после развода?

Что делать, если после ДТП страховая компания насчитала меньшую сумму денег, чем требуется на ремонт?

Как можно обжаловать неправомерные действия сотрудников милиции?

Имеет ли право уволенный работник обжаловать приказ об увольнении?
Получение отсрочки от службы в армии

Для чего супругам нужен брачный договор

Вина и ответственность водителя в ДТП

Доверенность на распоряжение вкладом

Порядок оформления земельного участка

Оскорбления в суде: механизм защиты